Лапша на поминках премьера Абэ

Юлия Стоногина, Токио

Еще с вечера я решила, что пойду в последний рабочий день есть «кавара-собу». Это гречневая лапша, которую подают на черной черепице, какой покрывали крыши старинных усадеб. Раскаленная, она служит своеобразной сковородой, так что отваренная лапша успевает частично поджариться на ней, приобретая хрусткость. Сверху на это кладутся мягчайшие кусочки говядины и порезанный в мелкий золотой шнур жареный яичный желток. Отменила себе завтрак, для большего предвкушения, и в районе полдвенадцатого корпела над отбором российских новостных сюжетов. Поэтому и новость я увидела первой в Коммерсанте: «Синдзо Абэ тяжело ранен» и т.п.

Читать далее «Лапша на поминках премьера Абэ»

Вкусные укиё-э. Японская кухня как машина времени

Мы едим для того, чтобы жить? Мы живем для того, чтобы есть? Древняя максима Сократа веками пристыжала европейское обжорство. А вот для японцев никакого тут противоречия нет. И то, и другое — баланс.

Читать далее «Вкусные укиё-э. Японская кухня как машина времени»

На Рёгоку

В конце октября, на время короткого ковидного затишья, опять возобновились соревнования на большой токийской арене сумо. Длились месяц. Второй раз за пандемию (первый был в сентябре) в зал были допущены зрители. С подругой — любительницей сумо, чьи покойные родители были истинными знатоками — мы обсуждали молодого борца Энхо Акира. Сравнительно маленький и почти худощавый, но верткий, он умудряется выбивать с дохё противников куда крупнее себя. К тому же обаятельное лицо делает его любимцем публики. Заработав первую популярность в январе, он упорно шел вверх, и вот сейчас, на исходе года, все только о нем говорят. Но судьба его в сумо предрешена: он не доберется до высшего дивизиона. С весом в 92 килограмма и ростом в 170 сантиметров он побеждает и проигрывает один к одному. Так пока и сидит в разряде маэгасира. На ступень оодзэки и уж тем более ёкодзуна все равно поднимутся другие, более мощные борцы.

Читать далее «На Рёгоку»

Дзиротё, японский атаман Кудеяр

Жило двенадцать разбойников,
Жил Кудеяр-атаман…

Мое последнее предпандемическое путешествие было в префектуру Сидзуока. Начало марта. Границы между префектурами еще беспечно открыты. Я искала в статистике распространения коронавируса регионы с цифрами в 1-4 случая. В Сидзуоке оказалось всего двое заболевших, и она ближе других «чистых» префектур, в часе с небольшим езды. «Вот туда-то мне и надо, в пандемический рай». Позже переезды между префектурами запретят – во многом из-за думающих, как я: не слинять ли из вирусного мегаполиса в прозрачные природные дали. Здесь растет чай, плещется океан, на солнце сушатся матрацы-футоны архаичных постоялых дворов.

Читать далее «Дзиротё, японский атаман Кудеяр»

Серая жизнь

Юлия Стоногина

Один из самых первых дней нового года я провожу в Национальном музее в Уэно – даже не знаю, что еще может обеспечить такой радостный, эстетский и мотивирующий старт для следующих 12 месяцев. А дело в том, что там ежегодно проводится специальная новогодняя выставка, посвященная животному – символу года. Основные экспонаты выставки, как правило, включают: свитки, картины, манускрипты, вплоть до научных трактатов, где есть изображение этого зверя; керамика, предметы быта, аксессуары, в декоре которых использовался образ животного или даже его графический символ; кимоно соответствующего дизайна. Изначальная благопожелательность этих предметов – они ведь готовились под празднование нового года – задает их красочность, эксклюзивность, часто юмор, ну и свою ретроспективную образовательность. Но такую, лайтовую, когда образование непринужденно входит через пять чувств, зрение, например, а не через логический изнуренный разум. Очень по-японски и как раз для людей нашего века с их информационным передозом.

Читать далее «Серая жизнь»

Письма с Мукодзимы-2. Хокусай и 36 видов Sky Tree

Юлия Стоногина

Дистанция огромного размера отделяет нас от гениев. КАК он это создавал? Как к нему образы приходили, или звуки, или главы? Даже с учетом знания об их жизни и быте. Смотришь на маленькую по-детски кроватку Моцарта – а не найти все равно, откуда родились «Волшебная Флейта» и «Свадьба Фигаро». Вот и закуток на кухне, где Толстой себе сам овсяную кашу варил – но с какими мыслями, писалась у него в голове во время помешивания ложкой очередная глава «Анны Карениной» или же его мозг был чист по-дзэнски. Все материально в них, все схвачено музеями, описано хранителями – но не споймать теляти волка. Хоть сорок лет подряд ешь овсянку на завтрак, а гениальный текст все не пишется.

Читать далее «Письма с Мукодзимы-2. Хокусай и 36 видов Sky Tree»

Письма с Мукодзимы

Юлия Стоногина

Письмо первое. Островная жизнь

Читать далее «Письма с Мукодзимы»

Страшный №19

Юлия Стоногина, Токио
(Текст создан на основании публикаций в Фэйсбуке
11-13 октября 2019 г.)

«Грядёт тайфун, какого ещё не бывало!» — написала мне в середине недели подруга, сильно сведущая в этом, и даже профессионально причастная. Дала много советов: запастись радио и автономной зарядкой – на случай блэкаута; водой и галетами – на случай перебоев с продуктами; набрать полную ванну воды и перенести все ценное на второй этаж.

Читать далее «Страшный №19»

Кабуки открывает Россию

Юлия Стоногина, Токио

Екатерина Великая пришла на японскую сцену

Читать далее «Кабуки открывает Россию»

Россия — Япония: перспективы креатива

Бонсай, куклы из покойников, ремесла, туризм и конфеты: чему Россия могла бы научиться у Японии для развития региональных экономик и поддержки национального экспортного продукта

Читать далее «Россия — Япония: перспективы креатива»

Wordpress Social Share Plugin powered by Ultimatelysocial