ММКЯ-2020: книги Галины Дуткиной

Со 2-го по 6-го сентября в Москве, в Центральном выставочном зале «Манеж» прошла 33-я Московская международная книжная ярмарка. В ней принимала участие Председатель Центрального Правления Общества «Россия-Япония» Галина Дуткина. На стенде Интернационального Союза писателей, членом которого она является, Галина Дуткина презентовала 2 своих книги. После презентации состоялась также автограф-сессия и интервью, с Г. Дуткиной беседовал Председатель Международного Правления ИСП Александр Гриценко.

Об участии в ММКЯ-2020 и о своих книгах рассказывает автор, Галина Дуткина:

− По решению Правления Интернационального Союза писателей я презентовала на ММКЯ-2020 две книги, одна из них – авторская, вторая − мой новый литературный перевод с японского.

Итак, книга первая. Moscow Days: Life and Hard Times in the New Russia (Кodansha International, New-York — Tokyo — London, 1996 (Author Galina Dutkina).

…Книга вышла в далеком 1996 году, тем не менее, до сих пор актуальность и популярность ее в мире не падает. А в последнее время даже растет (ниже объясню, почему). Именно поэтому мы решили презентовать книгу на ММКЯ-2020. От всей души благодарю за поддержку и внимание Председателя Международного Правления ИСП Александра Грищенко, Первого Заместителя Председателя Международного Правления ИСП Галину Березину Галина и чудесного фотографа Тамару Антипину, а также Кристину Бикташеву − Руководителя PR отдела ИСП, куратора серии «Война Миров», Премии «Г. Уэллса, серии «Чеширский кот» Премий Л.Кэрролла, координатора Премии Роскон, Литературных PR – проектов.

Перед презентацией я внимательно «прочесала» интернет и нашла много нового и любопытного относительно «Moscow Days» − о чем я и сама не подозревала. Для начала сухие цифры (кому не интересна статистика, те могут сразу проскролить ниже, до того места, где приводится занятный отрывок из моего интервью об истории написания этой книги с цитатами).

Но вернемся к статистике. Согласно авторитетным источникам Интернета, ситуация на сегодняшний день такова:

Общее число ссылок в интернете на книгу 12500 (неплохой результат, хотя прежде ссылок было намного больше, под 100 тысяч, но годы-то идут…)

За эти годы, если опять же верить интернету, форматы были самые разнообразные − Kindle, Hardcover, Paperback, Audiobook. & (https://booktopia.live/show/book/483480/moscow-days-life-and-hard-times-in-the-new-russia/12027379/c62ee93b/2ffb5a27b9fd4ba/). Ссылка открывается через раз, так что пробуйте, если интересно.

«Moscow Days» вышла в январе 1996 года, однако до сих пор продается (new and used) на сайтах доброго десятка интернет-магазинов с рейтингом 4,5 – 5 звезд из 5 возможных… А также представлена в 303 крупнейших, самых престижных библиотеках мира (тут я и сама очень удивилась!) Досконально проверять все 303 библиотеки я, конечно, не стала, однако все те, на которые я выборочно кликнула, показали наличие книги в хранилище. Если кому-то захочется погуглить, вот ссылка на библиотеки: https://www.worldcat.org/title/moscow-days-life-and-hard-times-in-the-new-russia/oclc/832582410?loc=

Старые отзывы и рецензии по-прежнему висят там, где они и висели, однако добавились новые. Причем, последний зарегистрированный контакт с читателями датирует прошлым 2019 годом!

(Привожу пару ссылок на отзывы и рецензии, можно прочитать в оригинале:
https://www.amazon.com/gp/product/1568360665/ref=x_gr_w_bb_sin?ie=UTF8&tag=x_gr_w_bb_sin-20&linkCode=as2&camp=1789&creative=9325&creativeASIN=1568360665&SubscriptionId=1MGPYB6YW3HWK55XCGG2
https://www.goodreads.com/book/show/483480.Moscow_Days)

За прошедшие годы материалы из книги использовались в интернет-энциклопедиях, в качестве источника для университетских лекций, для написания исследований о современной России, даже для документальных фильмов (я лично консультировала одну кино-даму из Голландии о современных российских женщинах, поскольку в книге этому посвящена целая глава, и даже рассказывала что-то на камеру для фильма… но увы, подозреваю, что кадры со мной просто вырезали, а фамилию из титров выкинули, ибо фильм вышел, а дама исчезла навсегда…). Уже не говорю о том, что книга вызвала шквал подражаний с похожими заголовками, а заглавие моей первой книги «Мисутери Мосукува» на японском языке ( что означает «Мистическая Москва» или «Загадочная Москва») − просто напросто бессовестно увела для своего опуса одна русскоязычная дама… Однажды я буквально прослезилась, обнаружив в интернете весьма странный латино-американский роман, где автором значилась…. Галина Дуткина. Вот что значит бренд).

Можно было бы добавить еще статистики, но думаю, хватит…

Возникает закономерный вопрос. Почему спустя столько лет не падает интерес к данной книге? И почему тогда, в январе 1996 года она вызвала столь бурный интерес и неоднозначные оценки?

Начнем с того, что публикацию предваряет эпиграф Сергея Хрущева – да-да, того самого Сергея, сына Никиты Сергеевича, генсека ЦК КПСС, впоследствии эмигрировавшего на Запад. Эпиграф весьма лестный − «Refreshing. Finally, a young Russian writer whose musing on life in Moscow today are a moving and accurate reflection of the changes occurring before our very eyes». Что это значит? А это значит, что в западной «картине мира» книга прочитана и одобрена западным (хотя и русским) специалистом по России с очень высоким статусом. И специалист этот полностью согласен с написанным! Как говорится, «проверено − мин нет». Издательство прикрыло от критики себя – и подставила под огонь СМИ автора книги. То есть меня. Вряд ли издатели были в восторге от моей трактовки ситуации в России, но не издать книгу они не могли. Во-первых, контракт и неустойка, а во-вторых, очень уж соблазнительной была сама тема – новой постсоветской России. В те годы в мире никто не мог понять, что происходит там, в этой буйной России, – включая и нас самих, пожалуй.

Оборот суперобложки «Moscow Days»
с аннотацией и эпиграфом Сергея Хрущева

В общем, «Moscow Days» стала ПЕРВОЙ инсайдерской информацией (откровенной и честной!) о жизни в России после распада СССР, поданной в увлекательной и временами юмористической форме не связанных между собой очерков-эссе на различные темы – быт, политика, экономика, преступность, религия, женский вопрос и т.д., причем через призму эмоций и личного опыта реальной москвички, к тому же довольно известной за рубежом журналистики и писательницы. Мнение автора о результатах распада СССР буквально шокировало западную общественность, поскольку в корне отличалось от западных журналистских клише.

Вот официозный отзыв из журнала Publishers Weekly:

Московская журналистка Дуткина вызвала шок, заявив, что «Империя зла» была «великой страной, которая дала своим жителям чувство национальной гордости». Она не жаждет коммунизма, но она также не поддерживает идею капитализма, в результате которого 25% россиян погрузились в бедность, а расходы на питание составляют от 40% до 60% семейного бюджета… ≤ …≥ Отчаянная экономическая картина, которую она рисует, будет понятна читателям, которые следят за событиями в России, однако также ясно, что, несмотря на мрачные прогнозы автора, не секрет, что командная экономика также была несправедливой». (Copyright 1996 Reed Business Information, Inc)

А вот простые читатели с восторгом приняли книгу:

Фантастический и красноречиво написанный рассказ о современной Москве; автору удается передать психологию обычных москвичей более доходчиво, чем во всех других книгах, которые я когда-либо читал. Это как удар кирпичом. Захватывающе и болезненно, просто фантастическое чтение.

Я жил и работал в Москве, ничего не видя, не понимая. Книга открыла мне глаза на другую Россию… Должно быть, я был слеп. Я обязан автору тем, что смог почувствовать то, что должен был видеть своими глазами и слышать своими ушами каждый день, но отказывался делать это в силу своего западного воспитания… (отзыв с сайта Amazon.com)

(Оригиналы приведенных отзывов на английском можно найти в приведенных выше ссылках).

В те годы России удалось пройти по-над пропастью, выскользнуть из петли, − и ее на время оставили в покое. Однако в последнее время обстановка резко обострилась. Не стану пересказывать статьи из СМИ и перечислять все возмутительные всплески русофобии и желания снова поставить нас на колени, ввергнуть в хаос 90-х… Лично я никогда не забуду того унижения – и боли, за свою страну и за себя лично, что я испытывала тогда. А потому сейчас повторю главную мысль своей книги, которую западные СМИ цитировали особенно часто, не то удивленно, не то возмущенно:

«… за последние несколько лет мы, россияне, демократии не постигли, зато постигли другое. Приобрели бесценный, хотя и горький опыт: мы теперь точно знаем, какой демократия быть не должна. А зная это, легче отделять зерна от плевел»… (Глава Epilogue «Coming Together»).

Ну а теперь обещанный отрывок из интервью, которое мы сделали в 2018 году с Ириной Крайновой − известной саратовской журналисткой, литератором, театральным критиком, пресс-секретарем Саратовского отделения Общества «Россия−Япония». В этом отрывке − подробно о том, как появилась эта книга, почему у нее такое «нерусское название», и что, собственно, в ней написано. Отрывок этот содержит некоторые повторы из вышесказанного, − но ведь, как я и обещала, он предназначен для тех, кто не любит статистку и пропустил первую часть.

(Полностью текст интервью можно прочитать по ссылке − не только о «Moscow Days», но и о 2-х других моих «зарубежных» книгах https://russiajapansociety.ru/?p=6050)

Отрывок:

ДУТКИНА: Не люблю самопиар… зачем кричать о своих достижениях. Пусть пишут критики с журналистами. Достаточно, что в России за моими переводами охотятся библиофилы, а за границей мои публикации вызывают достаточно бурную, хотя и неоднозначную реакцию. Ну, к примеру, моя вторая «заграничная» книга − «Moscow Days» (Kodansha International, New-York−Tokyo−London, 1995), на английском языке до сих пор в продаже на сайтах международных интернет-магазинов. На Аmazon.com рейтинг − 4,5 звезд из 5 возможных, а на Barnes&Noble – 5 звезд из 5 возможных… Если верить информации Google, долго «висела» в top-books , отдельные главы были пособиями в университетах, даже документальный фильм поставили в Голландии по мотивам одной из глав… А вскоре после выхода книги в свет пришло письмо от независимой американской службы «Gale Research», поздравлявшей меня с успехом и сообщавшей, что члены жюри включили мою книгу в список «Contemporary Authors» ХХ века ( Gale Research − всемирный справочник для библиотечных работников, исследователей, студентов и широкой публики, содержит сведения о наиболее значимых авторах в сфере беллетристики и публицистики). Причина ажиотажа понятна. «Moscow Days» была первой инсайдерской информацией о жизни в России после распада СССР, причем объективной. Хитрые пиарщики к тому же предварили книгу эпиграфом Сергея Хрущева, − своего рода «знак качества»… Я выстроила материал в виде не связанных между собой очерков-эссе. И набившие оскомину темы – быт, политика, экономика, преступность, религия, женский вопрос и прочее – подавались через призму эмоций и личного опыта реальной москвички, к тому же достаточно известной за рубежом журналистки и писательницы. Не «фейковое» лицо, а живой человек. В итоге получились довольно «пронзительные» (breath-taking, как писали в газетах), рассказы-откровения. Реально существующая героиня вызывала доверие и симпатию. Собственно, доверие было заслуженным – книга вышла честная и «щемящая», без попыток угодить заказчику или сыграть «свою игру». В те годы мир очень смутно представлял, что творится в России. Что за варево варится тут у нас под закрытой наглухо крышкой… что-то громко кипело и булькало, периодически летели раскаленные брызги… и все цепенели при мысли – что будет, если крышку сорвет. Из тенденциозных газетных статей трудно составить мнение. Но «живые» эссе легко позволяют сложить крохотные разноцветные кусочки мозаики в довольно целостную и яркую картинку.… Реакция у американской публики была шоковая. Рецензии, как писала мне мой литагент, были «from very good to most dreadful». Оно и понятно: западные «коллеги» с пеной у рта отстаивали свое «цеховое» знание загадочной «Империи зла». Каких собак не «навешали» на меня − имперские амбиции, ностальгия по коммунистическом режиму, национальный шовинизм, дискриминация мусульманского мира… Хотя ни строчки об этом в книге! Хорошо, что хоть тема сексуальных меньшинств тогда была еще не в моде… Больше всех «отличилась» официозная «New-York Times», разместившая омерзительно лживый пасквиль на целый подвал − за подписью тогдашнего шеф-редактора Московского бюро. Я бурно негодовала, лелея мечту об опровержении, − пока моя американская переводчица не объяснила, что «радоваться надо, на Западе за такую рекламу люди огромные деньги платят»…

КРАЙНОВА: Насчет dreadful понятно. А что именно, по мнению тех читателей, было very good?

ДУТКИНА: Хороших рецензий, сочувственных и человечных, было достаточно много. Сейчас их в основном подчистили в Интернете по понятным политическим мотивам. Но все равно осталось немало хорошего, спустя столько-то лет! − в том же Интернете. На днях набрала название книги в Google − «Moscow Days» по-прежнему стоит в Библиографии статьи «Moscow» ( веб-сайт New World Encyclopedia), в числе всего восьми литературных источников, а на Amazon.com висит вот такой трогательный отзыв: A fantastic eloquently written account of contemporary Moscow that also manages to convey the psyche of ordinary muscovites far more perceptively than anything that I have ever read. It’s like being hit by a brick. Breathtaking and achingly painful in its delivery it makes incredible reading.
Living and working as an expat in Moscow it opened to me a completely different way of viewing Russia. Maybe I was blinkered, but I owe a great debt to the author for showing me what I should have been seeing with my eyes and ears every day of the week but filtered by my western upbringing refused to see and refused to hear.

Не буду переводить дословно, но очень кратко суть такова:… Фантастически красноречивый рассказ о современной Москве….. Это как удар кирпичом. Захватывает дух, больно читать… невероятное ощущение.

Я жил и работал в Москве, ничего не видя, не понимая. Книга открыла мне глаза на другую Россию… Должно быть, я был слеп. Я обязан автору тем, что смог почувствовать то, что должен был видеть своими глазами и слышать своими ушами каждый день, но отказывался делать это в силу своего западного воспитания…

КРАЙНОВА: Сейчас как-то стараются забыть про лихие 90-е…

ДУТКИНА: Да. Сейчас мы с кокетливой невозмутимостью переживаем регулярные «концы света» и «угрозы Третьей мировой»… события 90-х для многих уже и не трагедия вовсе, а нечто ностальгическое… Такие милые и нестрашные скелеты в шкафу, ну, скажите, у какой приличной страны их нет?..

Но тогда… Не хочется впадать в дидактику, но… До сих пор нет точной статистики, сколько людей преждевременно умерло от инфарктов, инсультов, нищеты, алкоголизма, в криминальных разборках и войнах… Цифры называются разные – от одного до десяти и более миллионов – и это всего с 1991-го по 2001-й… Многие помнят кадры первого дня реформ, когда отпустили цены: старики при виде ценников на прилавках падают замертво… Это была настоящая национальная катастрофа. Думаю, все понимают, что сделали со страной, только не всем хочется это признавать.

КРАЙНОВА: Галина, а напомните мне и читателям, что важного происходило в России в 1994−1995 годах?

ДУТКИНА: Собственно, сам 94-й, когда писались «Moscow Days», не прославился «особыми» катаклизмами (за исключением последнего дня уходящего года), но весь год всех трясло от перманентного шока. Власти, капитал и «граждане бандиты» словно решили посоревноваться, кто сильней «удивит» соотечественников. Амнистия участников октябрьского путча 93-го, черный вторник, обрушивший и без того хилый рубль, убийство журналиста Холодова, непознанные вооруженные до зубов «маски-шоу» в центре Москвы… какое-то невнятное начало Первой чеченской войны ( 11 декабря федеральные войска вошли на территорию республики) … это только самые крупные «вехи». А под занавес, в новогоднюю ночь Россия все-таки получила супер-сюрприз, первую большую кровь – заведомо провальный штурм Грозного. Вот отрывок из книги:

Russian tanks burned like holiday wreaths, and teenagers trapped inside their molten bellies were incinerated, dispatched to a senseless and unnecessary death. For many civilians, the first day of the New Year was their last. ‹…› Only on January 7, Russian Orthodox Christmas, did the snow begin to fall, virginally pure and innocent, blanketing this whole nightmare like a shroud, like a sign, a symbol, that God had heard the cries of the innocent and would not allow a repeat of this hell, and that time would knit and heal – someday, perhaps− the terrible wounds rending the earth and people’s souls. This snow of the purest white covered up the nastiness of Moscow, the slush and the lies, just it covered the charred Chechen land and the dead bodies in puddles of blood, and appeared to freeze for a moment the heat of fury, the thirst for revenge, and the insanity. It seemed to be calling on everyone to come to their senses and stop. It was phantom snow of our timid and phantom hope. (Chapter Permanent Shock)

Новогодними гирляндами полыхали российские танки в Грозном, сжигая в раскаленном чреве посланных на нелепую, никому не нужную смерть российских мальчишек, а для жителей города первая ночь наступившего нового года становилась последней…‹…› И только на православное Рождество, 7-го января, выпал снег – девственно-чистый и непорочный, словно саван, накрыв весь кошмар, словно знак, словно символ того, что Господь услышал крики невинных и уже не допустит повторения этого ада, и что время залечит – когда-нибудь – истерзанные землю и души, людские раны… Этот белый-пребелый снег скрыл московскую мерзость, слякоть и ложь, равно как и обгорелую чеченскую землю, мертвых в лужах крови, и остудил на мгновенье жар ярости, жажды мести и безумие. Словно призывая всех одуматься и остановиться − призрачный снег нашей робкой и призрачной надежды…».

Тогда никто не знал, что это только начало….

КРАЙНОВА: А почему у такой «русской» книги такое «нерусское» название − «Moscow Days. Life and Hard Times in the New Russia»?

ДУТКИНА: Подмечено точно. Это американский стиль… Я хотела другой заголовок – «Россия, которая не смеется». Помните притчу о Тамерлане? «Если люди смеются, значит больше нечего взять!» В тот год люди в России разучились не только плакать, но и смеяться.

По-видимому, заказчики рассчитывали получить от меня не совсем то, что получили. Потому и подняли визг официозные СМИ. Ждали покаяния. Каяться у нас тогда было в большой моде, после культовой ленты Абуладзе в России вспыхнула просто эпидемия покаяния…. Некоторые до сих пор остановиться не могут. Но каяться было нерешительно не в чем. И было стыдно за униженную страну, и больно смотреть, как ее рвут на части сбежавшиеся на запах смерти гиены. Россия катилась в пропасть… однако в последний миг остановилась, вцепившись в крохотный выступ… Это был болезненный опыт. Но нечто полезное мы все-таки вынесли из него. И это «нечто» было очевидным уже тогда, в 94-м.

Indeed, if we, Russians have not attained democracy in the last few years, nonetheless, acquired priceless, although bitter experience: we now know exactly how democracy is not supposed to be. Knowing that, it will be easier to separate the wheat from the chaff (Epilogue)

«… за последние несколько лет мы, россияне, демократии не постигли, зато постигли другое. Приобрели бесценный, хотя и горький опыт: мы теперь точно знаем, какой демократия быть не должна. А зная это, легче отделять зерна от плевел»… (Глава Epilogue «Coming Together»):

Эту «крамольную фразу» американские СМИ цитировали чаще других…

И еще:

In order to become a Ruler, it’s not enough to be a politician. It’s not enough to head up a faction or even a party. In Russia, to be a Ruler you have to be a person of the System.‹…› The System is imperishable and irreplaceable. The octopus whips its tentacle – and a politician is gone. How many episodes like that have occurred in Russian history! Only few individuals have been able to get the better of the System (Chapter Permanent Shock)

…Чтобы стать настоящим Правителем, мало называться политиком. Мало стоять во главе фракции или партии. В России нужно быть человеком Структуры.‹…› Структура незыблема и незаменима. Сколько таких примеров было в российской истории! Лишь немногим удавалось подмять под себя Структуру». (Глава «Permanent Shock»).

(Это ремарка на знаменитый саркастический пассаж из Войновича – писатель хотел съязвить, но невольно изрек истину…)

А вот главу «Все на продажу и державная гордость» тогда, в 95-м, издатели сократили – и совершенно напрасно. Как показали последующие события…

«Тот, кто не принимает в расчет дремлющее в России национальное начало, совершает ошибку. Тот, кто думает, что нынешняя униженная и раздавленная страна не способна на резкие и болезненные телодвижения, рискует набить себе шишки. Ибо российский национализм имеет особый характер, отличный от других стран. Почти с рефлекторной неизбежностью он будет проявляться, – как было всегда, – при «угрозе российской государственности».

…В итоге американцы, усомнившись в точности моих оценок, прислали в Москву «проверку» − переводчицу книги, бесподобную Катю Фитцпатрик. Катя была замужем за русским дальнобойщиком и знала Россию и русский, как свои пять пальцев. Она пробыла здесь месяц, потом, суровая и неподкупная, вынесла вердикт: «Вы все правильно написали! Мало еще…». И книга пошла в печать.»

* * *

Что касается второй книги – перевода с японского романа писательницы Арикава Хиро «Хроники странствующего кота», мгновенно ставшей бестселлером… (Азбука-Аттикус, СПб. 2019), то я столько писала об этом, что про кота, наверное, слышали все…

Чудесная, светлая, хотя и трагичная история о любви до последнего вздоха, о преданности, о добре… о взаимной привязанности юноши и его кота. Такая кошачья «Тюсингура», «Сокровищница вассальной кошачьей верности»)). Чтобы не повторяться, даю ссылку на свою статью о книге: https://russiajapansociety.ru/?p=16958

А вот один из отзывов читателей:

Изумительная и очень добрая книга. Чудесный и красивый язык повествования. Удивительный реализм человеческой жизни, показанный через призму кошачьего разума. Хиро Арикава – настоящий волшебник слова!

История, рассказанная в «Хрониках странствующего кота», мудрая, чистая и светлая, как мультфильмы Хаяо Миядзаки, соотечественника автора книги. Правда, история эта грустная… На последних страницах обревелась.

Однако настоятельно рекомендую к прочтению. Это одна из тех книг, что остаются в памяти навсегда.

Еще 42 отзыва читателей здесь: https://www.livelib.ru/book/1003495298-hroniki-stranstvuyuschego-kota-hiro-arikava

Немного фото с ММКЯ-2020:

На стенде Интернационального Союза Писателей
Г. Дуткина с Председателем Международного Правления ИСП Александром Гриценко и Первым заместителем Председателя Международного Правления ИСП Галиной Березиной перед интервью
Галина Березина с книгами Г. Дуткиной
Листаем книги…
Г. Дуткина. Презентация книг на стенде ИСП

* * *

И в заключении про творческий псевдоним «Дарина Лежина», который обозначен на плакате стенда ИСП. Творческий псевдоним мне понадобился для того, чтобы открыть еще одну, новую страницу в творчестве – теперь все произведения, которые будут выходить за рамки моей профессиональной деятельности как японоведа, я буду подписывать псевдонимом, во избежание путаницы и удивленных вопросов – « а почему вдруг?»

Дело в том, что в декабре 2019 года, перед самыми Новогодними праздниками, я, наконец, получила Международный паспорт писателя (действительного члена Интернационального Союза Писателей), до этого год был кандидатского стажа. А также мне вручили Благодарность от Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации за активное участие в литературном процессе России. В документе значилось настоящее имя – Галина Дуткина, а также творческий псевдоним Дарина Лежина. К тому моменту я уже успела напечатать несколько небольших произведений под этим псевдонимом.

Подведение итогов года ИСП в Центральном доме литераторов, декабрь 2019 г.

И вот теперь, 6го сентября 2020 г., в день закрытия ММКЯ-2020 состоялось награждение членов ИСП, участников книжной ярмарки. И Дарина Лежина (Галина Дуткина) стала лауреатом 3-й степени Московской литературной премии в номинации «Рассказ».

Учредителями Московской литературной премии премии являются Интернациональный Союз писателей, который представляет в жюри Председатель Международного Правления Интернационального Союза писателей Александр Гриценко, а также редакция литературного журнала Московской городской организации Союза писателей России «Российский колокол», которую представляет его главный редактор и главред «Литературной газеты», член президиума Совета при президенте Российской Федерации по правам человека и развитию гражданского общества Максим Замшев.

Вот что по этому поводу написала «Литературная газета» в статье «От Яхиной до Симоньян» от 09.09.2020:

Объявлены лауреаты Московской литературной премии.
Среди лауреатов и хорошо известные нашим читателям имена: сценарист и писатель Сергей Волков («Гудбай, Америка») в номинации «Большая проза», Михаил Тырин и Галина Дуткина (Дарина Лежина) в номинации «Рассказ», нобелевский номинант Константин Кедров и автор стихов на эсперанто Иван Наумов в номинации «Поэзия», топовый писатель-фантаст Роман Злотников, Олег Колесников в номинации «Литературный перевод» – его переводы регулярно выходят в издательстве «Эксмо» (подробнее по ссылке
https://lgz.ru/news/ot_yakhinoy_do_simonyan/)

Это большая честь и большая ответственность. Так что теперь «Дарине Лежиной» предстоит «оправдать доверие»….)))

Фото Тамары Антипиной

Автор: Admin

Администратор

Добавить комментарий