Записки у изголовья. Серия эссе Михаила Ефимова

Мы попросили Ефимова Михаила Борисовича написать для сайта ОРЯ серию коротких эссе о его жизни и творческом пути, а также о Японии. Публикуем очередное эссе автора.

ЯСУСИ АКУТАГАВА − ЧЕЛОВЕК−ОРКЕСТР

Говорят, что природа отдыхает на потомках великих мира сего. Не всегда. Бывают и исключения. Известны примеры, когда природа изрядно «потрудившись» с родителями, продолжила работу и с их не менее талантливыми детьми. Можно назвать отца и сына Александров Дюма и двух Иоганов Штраусов − родителя и потомка. Правда, в названных примерах представители двух поколений трудились на одной и той же ниве, где и получили признание. Несколько иной случай представляют отец и сын Акутагава.

Рюноскэ Акутагава (1892−1927), по праву считается классиком японской литературы, и его значение как писателя−демократа сопоставимо с ролью Максима Горького в России. Он прожил короткую, но яркую жизнь. Многие его произведения вошли в золотой фонд японской словесности. Нашему читателю должны быть известны новеллы «Нос», «В стране водяных» и другие, которые неоднократно переводились на русский язык. Великий Куросава поставил свой знаменитый фильм «Расёмон» по одноименному произведению Акутагавы. Решение 35−летнего писателя свести счеты с жизнью стало шоком для японской общественности. Увы, это был не единственный случай самоубийства среди литераторов Страны восходящего солнца. В скорбном мартирологе его имя стоит рядом с нобелевским лауреатом Я. Кавабатой, Ю. Мисимой и другими. Трудно согласиться с изречением самого Акутагавы, который писал, что «…человеческая жизнь не стоит и одной строчки Бодлера».

Родители Я.Акутагава − Рюноскэ Акутугава и Фуми Цукамото

Сегодня творчество Акутагавы широко известно, а в Японии книги его знают со школьной скамьи. В 1935 году была учреждена престижная литературная премия Акутагавы, которую ежегодно присуждают молодым писателям. Она открывает двери в самые крупные издательства и дает путевку в жизнь. Достаточно сказать, что почти все самые известные современные японские писатели, включая нобелевского лауреата К. Оэ были в свое время отмечены этой премией.

Ясуси Акутагава было всего два года, когда он остался без отца. Правда, сын получил колоссальное наследство. Нет, не счета в банке, не поместье и недвижимость. Семья писателя всегда жила более чем скромно, если не сказать, в нужде. Ясуси получил от отца замечательный талант. Но природа распорядилась так, что одаренный юноша избрал для себя не литературную, а музыкальную стезю.

В 18 лет Ясуси Акутагава поступил в Токийское музыкальное училище. Шла война, и повсюду гремели только бравурные марши. Лишь после разгрома милитаризма перед Ясуси открылись двери в подлинный мир музыки. Он прошел долгий и тернистый путь к признанию его таланта.

Акутагава стал крупнейшим композитором Японии, автором ряда опер, симфоний и балетов. Вместе с Икума Дан (1929−1997) − внуком Такума Дан − одного из создателей и руководителей концерна «Мицуи» − и Тосиро Мисодзуми (1924−2001) он создал группу «Саннин−но кай» («Общество трёх»), оставившую большой след в истории японской музыкальной культуры. Он считается одним из ведущих японских дирижеров. Помимо этого Акутагава − крупный общественный деятель, председатель Союза композиторов, президент Ассоциации по охране авторских прав музыкантов. Наконец, Акутагава возглавил движение японской молодежи за дружбу с нашей страной. Это воистину человек−оркестр. Ему близки не только классические мелодии симфонических концертов , но и барабанный ритм общественных будней.

Икума Дан
Тосиро Мисодзуми

Мне посчастливилось неоднократно встречаться с Ясуси Акутагавой в середине 80−х годов. Он запомнился энергичным, доброжелательным человеком, всегда элегантно одетым, стройным, высоким, со строгим пробором и белозубой улыбкой.

Ясуси Акутагава

Согласившись однажды на интервью, Акутагава принял меня в своем кабинете президента ассоциации.

Мой первый вопрос, естественно, был о том, как он все успевает.

Вы и композитор, и дирижер, и постоянный ведущий еженедельной телепередачи, и председатель, и президент, и общественный деятель, и, наверное, какое−то время уделяете семье, отдыхаете, развлекаетесь. В чем ваш секрет, если он есть?

− Секрета никакого нет, а главное, я вовсе не успеваю все делать. Музыкой, творчеством я занимаюсь сам. Это нельзя никому поручить или доверить. А в остальном у меня есть хорошие помощники, которые решают практические вопросы. На мою долю остается только определять главные задачи, отделять основное от второстепенного.

Что же для вас составляет основное?

−То, что нельзя отложить в сторону. В принципе, я считаю, что нельзя браться за всё. Следует сосредотачивать своё внимание на главном. Бетховену принадлежит мысль, что «свобода и прогресс − вот цель искусства, также как и всей жизни».

Вы, видимо, согласны с этим, ибо являетесь примером активного участия творческой личности в общественной жизни.

− Я прежде всего музыкант и остаюсь им во всех сферах деятельности. Даже в антиядерном движении я участвую как представитель музыкальной культуры. Так что не надо противопоставлять мою творческую и общественную деятельность.

Вам принадлежат слова «Война и культура − антиподы». Могли бы вы прокомментировать их?

− Человек прежде всего прекрасен своей душой, своим духовным миром. На мой взгляд, музыка тем и прекрасна, что передает душевное горение человека−творца, поднимает его до понимания прекрасного. Именно в этом значение музыки. А война, наоборот, уничтожает все − и самого человека, и его духовный мир, и эстетические ценности. Война и культура − антиподы. Они несовместимы. Отсюда и наша, музыкантов, задача всеми доступными средствами бороться с этим злом. Музыка призвана вселять добрые чувства в сердца людей, порождать у них светлые надежды. Но она должна также предупреждать о грядущей угрозе, бить тревогу. Создавать такие произведения − гражданский и творческий долг каждого честного композитора. Мы выступаем с общегуманистических позиций. Повторяю, деятели культуры должны сегодня защищать право человека на существование.

Не могли бы вы привести конкретные примеры?

− Мы устраиваем ежегодно свыше двухсот антиядерных концертов. Все полученные гонорары передаются в Фонд защиты мира. Заметно выросло количество музыкантов, участвующих в движении. Пару лет назад нас было не более пятисот, а сейчас свыше двух тысяч. По существу, нет ни одного известного в стране музыканта, который бы остался за рамками нашего движения. В здании токийской православной церкви Яматэ регулярно раз в месяц проходят концерты в защиту мира. 14 ведущих композиторов специально написали произведения на эту важную тему. Такого еще не знала история Японии.

Вы родились и выросли в необычной семье. Какие сохранились у вас воспоминания о детстве? Помните ли своего отца?

− Наша семья была самой обыкновенной. Жили мы очень скромно. Отца я совсем не помню. Но помню, с каким трудом матери удавалось прокормить нас. Единственным средством к существованию были жалкие гроши, которые мы получали за книги отца. Память о тех горьких днях побудила меня работать в ассоциации и защищать права музыкантов.

Кто вам привил любовь к музыке?

− Мать. Она очень любила ее, часто слушала и сама играла на кото − старинном национальном струнном инструменте.

− А как ваши дети относятся к музыке?

− Две старшие дочери уже обзавелись семьями и равнодушны к музыке. А вот сын проявляет некоторые способности и с увлечением играет на пианино Хачатуряна.

Коль скоро речь зашла о советских композиторах, расскажите, пожалуйста, с кем вы были лично знакомы и о ваших самых памятных встречах в Москве, куда вы, кажется, ездили более двадцати раз.

− Впервые я приехал в СССР в начале пятидесятых годов, еще до восстановления дипотношений между нашими странами. Таким образом, существует мнение, что моё посещение СССР было нелегальным. Мне посчастливилось тогда познакомиться с такими корифеями, как Д. Шостакович, А. Хачатурян, Д. Кабалевский. Они проявили ко мне большое внимание и с интересом прослушали некоторые мои произведения. Именно при их поддержке в 1953 году в Москве был издан мой «Триптих для струнного оркестра». Кстати говоря, я тогда стал первым японским композитором, чьи произведения были опубликованы в Советском Союзе.

Слева направо: С.Прокофьев, Д.Шостакович, А.Хачатурян
Слева направо: Д.Шостакович, Д.Кабалевский и Ю.Гагарин
Я.Акутагава с народным артистом СССР режиссёром Иоакимом Шароевым. Москва

Я часто посещал вашу страну как председатель Молодежного комитета японо-советской дружбы, а в 1981 году мне довелось побывать в Москве в качестве участника Фестиваля современной музыки. Я дирижировал Большим симфоническим оркестром Всесоюзного радио, который исполнил моё произведение. Знаете, что больше всего запомнилось во время той поездки? Я приехал в Москву в первых числах мая, и хотя уже была весна, не было никакой зелени. И вдруг через две недели город превратился в огромный цветущий сад. Это было великолепно! Точно я попал в сказку.

Я.Акутагава — дирижёр

 

Я.Акутагава выступает в Москве с оркестром Всесоюзного радио. Большой зал консерватории. Москва

− Вы постоянно выступаете в телевизионных передачах для молодёжи. Чем вызвана такая активность?

− Я убежден, что музыка играет огромную роль в эстетическом воспитании. Меня иногда просто пугает тенденция сделать музыку уделом узкой, избранной группы людей. Это неправильно! Она должна быть доступна и понятна как можно более широкому кругу. Я отнюдь не против профессионализма. Это прекрасно, когда рождаются таланты, которые добиваются успеха большим трудом. Но музыка не должна принадлежать только им. Она должна служить широким массам.

Какие, на ваш взгляд, стоят проблемы перед японской музыкальной культурой?

− Классическое направление для нас относительно новое. Впервые японцы познакомились с западной музыкой всего немногим более ста лет тому назад. Тогда в Токио приехал первый преподаватель, который привез с собой 10 пианино и 10 учебников музыки. За минувший век, на мой взгляд, мы достигли многого. Но пока еще рано говорить, что классическая музыка глубоко проникла в народ, хотя симфонические концерты пользуются у нашей публики огромным успехом. Наша задача − шире пропагандировать музыкальную культуру, воспитывать национальные кадры.

− Как вы относитесь к популярной музыке?

− Я считаю, что она очень нужна. Беда в том, что в ней много суррогата, примитивных подражаний. У меня есть собственная теория, если хотите, своего рода философия. Я считаю, что без горя нельзя оценить радость. Так и популярная музыка. Она помогает глубже понять вершины симфонизма, лучшие образцы классической музыки.

− Вопрос председателю Ассоциации по охране авторских прав музыкантов. Каково материальное положение японских композиторов?

− К сожалению, у нас процветают только авторы дешевых шлягеров и низкопробной попсы. Что касается серьезных композиторов, то они не могут прожить только сочинительством. Большинство должно искать побочные заработки. Честно говоря, я тоже не являюсь счастливым исключением.

На прощание я подарил Акутагаве-сану великолепное издание «Воспоминаний Дмитрия Шостаковича», выпущенное нашим издательством «Радуга» на японском языке. Выходя из кабинета, я видел, как он с интересом его рассматривал…

Ясуси Акутагава. Рис. автора

Увы, я не мог и предположить, что это наша последняя встреча! 31 января 1989 года Ясуси Акутагавы не стало. Ему шёл 74-й год.

Автор: Admin

Администратор

Добавить комментарий