Мори Ёсиро: человек и политик

Статья доктора политических наук, профессора Панова Александра Николаевича − специалиста в области международных отношений, экс-посла РФ в Японии, Корее и Норвегии, была опубликована в Ежегоднике Япония в 2020 году. Публикуем ее на нашем сайте с некоторыми дополнениями.

Аннотация. Статья посвящена повествованию о жизни и деятельности одного из наиболее видных и ярких политиков современной Японии – Мори Ёсиро.

В статье рассказывается о детских и юношеских годах Ёсиро, когда проявилось его увлечение спортом, прежде всего регби. Это во многом способствовало формированию его взглядов на отношения между людьми. Значительное внимание уделено раскрытию роли отца в воспитании Ёсиро, влиянию его заповедей на определение жизненного пути, основных ориентиров политической философии и деятельности сына.

Мори Ёсиро сорок три года был в центре политических событий в стране, являясь депутатом парламента. Четырнадцать раз побеждал на выборах в высший законодательный орган Японии. Занимал руководящие посты в Либерально-демократической партии, возглавлял правительство.

Известен как сторонник активного развития японо-российских отношений, поиска компромиссного решения территориальных проблем.

По завершении политической карьеры играет большую роль в общественной жизни страны. С 2014 года возглавляет Организационный комитет по проведению в Токио Олимпийских игр.

Жизненный путь Мори Ёсиро отмечен как многими достижениями, так и преодолением немалых трудностей и препятствий. Об этом также рассказывается в статье.

* * *

В октябре 2012 года состоялся роспуск палаты представителей парламента Японии. Впервые с 1969 года широко известный и популярный политик Мори Ёсиро принял решение завершить сорокатрехлетнюю депутатскую деятельность и более в парламентских выборах не участвовать.

Почему он сделал столь драматический шаг? Согласно признанию, сделанному в своей книге «Моя биография. Воспоминания Мори Ёсиро», можно понять мотивы принятия им этого непростого, но глубоко продуманного решения.

Оно не было связано, как он отмечает, с боязнью проиграть выборы или по причине слабого здоровья. Мори, по его словам, «был счастлив в весьма жестоком мире политики», испытывал глубокую благодарность жителям префектуры Исикава, которые 14 раз голосовали за него на парламентских выборах и избирали депутатом.

Однако понимая, что в стране «необходима смена поколений политиков, он не хотел быть этому помехой, поэтому при принятии своего решения не колебался».

Сложно припомнить других видных японских политиков, которые бы по аналогичным причинам добровольно отказались от продолжения активной политической деятельности.

Мори Ёсиро родился 14 июля 1947 года в небольшом городе Нэагари префектуры Исикава, которая расположена на побережье Японского моря. Это означает, что префектура находится на «ýра» («заднем дворе») страны. В то время как префектуры Тихоокеанского побережья считаются более развитыми и, следовательно, более престижными и именуются «лицом страны» («омотэ»).

День рождения Ёсиро совпал с датой национального праздника Франции, который отмечается 14 июля в память французской революции 1789 года. Посещая приемы, организуемые посольством Франции в Токио по этому поводу, Мори неизменно шутил: «Спасибо, что в мой день рождения собралось так много людей. Выпьем за это».

В семье Мори Сигэки, помимо Ёсиро, было двое детей – старшая на год сестра и младший на четыре года брат.

Семья Мори занимала видное положение в префектуре Исикава, «поставляя» из поколения в поколение кимоидо, что в переводе соответствует определению «староста» деревни. Первоначально это «звание» носил дед Мори, который с 1912 года 28 лет был старостой Нэагари (в то время это была деревня), а затем уже мэром города Нэагари стал его сын Сигэки.

Отец Ёсиро окончил юридический факультет университета Васэда, в котором увлекался игрой в регби (его примеру последует и Ёсиро). Затем работал в муниципалитете города Киото, впоследствии вернулся в префектуру Исикава.

В 1935 году Сигэки призвали в армию, рядовым в пехотные войска. Но когда через два года родился Есиро, он был уже младшим лейтенантом. В 1937 года в составе японской императорской армии, находясь в Маньчжурии, был тяжело ранен при разрыве снаряда. Более года лечился в госпитале в городе Хиросима. Затем долечивался дома. После того ранения в теле Сигэки навсегда осталось семь осколков снаряда.

В 1944 году отец уже в звании майора был отправлен на остров Сайпан. По пути караван японских транспортов был атакован американскими самолетами. Из 48 судов до острова дошли только 16 транспортов. Сигэки вновь повезло. В транспорт, на котором он находился, попала торпеда американской подводной лодки, однако повреждения были незначительными, и он добрался до цели.

Окончание войны Ёсиро встретил на небольшом острове Торакку. Американцы усиленно его бомбили, но высадку на него войск не предпринимали. И вновь Сигэки повезло. После капитуляции некоторых японцев, взятых американцами в плен, казнили или судили как военных преступников, но ему посчастливилось избежать этой участи.

В конце 1945 года Сигэки вернулся в Японию, а 1 января следующего года он добрался до Нэагари. Его, сходившего с поезда, пришло встречать немалое количество жителей города. Среди них был и второклассник Ёсиро, которому запомнилось, что отец ему вроде бы и не обрадовался, не обнял, а с укором сказал: «Нос грязный, подотри».

Семью Мори, по японским понятиям, можно было отнести к мелким помещикам. У нее во владении находилось 7 те, т.е. около 7 га земли. При проведении в послевоенное время земельной реформы половина земли была отчуждена. Началась новая жизнь.

В марте 1947 года Сигэки победил на выборах в городское собрание Нэагари, а в последствии стал и его главой. С 1953 года он 9 раз подряд (рекорд в истории Японии) избирался мэром Нэагари.

Сигэки бы требователен к себе и своему сыну. Ёсиро запомнилось, как отец держал между собой и им определенную дистанцию – они не ходили вместе в баню – фуро, «не беседовали по душам».

Но Ёсиро уважал отца, и был ему благодарен за «жизненную науку».

Как он вспоминает, отец неоднократно наставлял его: «другим детям тяжелей, их отцы погибли на войне».

Судя по всему, воспоминания о войне навсегда остались в душе и сердце Сигэки. «Мне порой стыдно, ‒ говорил он, ‒ что я вернулся с войны. Я и живу за тех, кто оставил жизнь на войне».

Будучи уже известным в политических и деловых кругах Токио, Ёсиро всегда был готов поддержать, прийти на помощь отцу. Можно привести такой пример.

Сигэки решил предложить компании «Сони» разместить в Нэагари один из своих заводов. Расчет был на то, что городок будет получать налоги от его деятельности. Кроме того, иметь завод известнейшей компании было престижно.

Однако поддержки своего замысла он не получил от руководства «Сони», которое считало, что размещение завода в Нэагари может негативно сказаться на имидже компании, т.к. название Нэагари не по иероглифам, но на слух может ассоциироваться с «подъемом цены».

Тогда Мори обратился к председателю Совета директоров «Сони» Морита и объяснил, что на слух наименование Нэагари можно трактовать и как «подъем качества».

Разъяснения Мори убедили Морита, и он дал указать начать работу по размещению завода «Сони» в Нэагари.

Мать Ёсиро, дочь врача небольшого поселка в префектуре Исикава, окончив в 1935 году высшую женскую школу Кёрицу в Токио (теперь Токийский женский университет Кёрицу) вышла замуж за Мори Сигэки. О матери у Есиро осталось немного воспоминаний. Она заболела раком и в ноябре 1946 года умерла.

Детей растил отец. Ёсиро почти два года каждый день ходил с отцом в здание муниципалитета, где играл в его кабинете.

После того, как Сигэки женился на Акико, сестре умершей жены, домашние хлопоты она взяла на себя. Скончалась в 2010 г. – в возрасте 83-х лет.

Отец Ёсиро хотел, чтобы тот стал врачом. Однако, не добившись успеха на экзаменах в медицинский институт, он поступил, как и отец, в Университет Васэда.

Младший брат также хотел поступать в этот университет. Но Ёсиро уговорил не делать этого, приведя такие аргументы: «На зарплату главы города двоих в Токио не потянуть. Кроме того, отец хочет, чтобы кто-то из нас стал врачом».

Младший брат послушался. Окончил медицинский факультет Университета Канадзава и стал врачом-ортопедом.

* * *

Весной 1944 года Ёсиро поступил в начальную школу в Нэагари. Известный в Японии бейсболист Мацуи в свое время учился в этой школе, потому этот вид спорта был популярен среди учеников. Увлекся бейсболом и Ёсиро. И создал в ней команду бейсболистов «Все из Нэагари («Ору Нэагари»). Помимо бейсбола Ёсиро увлекался пением и даже сформировал школьный музыкальный ансамбль.

В 1948 году отец, занимавшийся регби в Университете Васэда, пригласил в Нэагари команду регбистов ‒ потренироваться и подкормиться. В то время в больших городах еды было немного, а крестьяне жили сравнительно неплохо. Тренер команды остановился в доме Мори, а спортсмены жили в местной школе.

Каждое утро Ёсиро наблюдал за тренировкой регбистов. Особо его впечатляло то, что они буквально бились за каждый мяч, боролись до седьмого пота, до конца, преодолевали боль и травмы.

Тогда-то у Ёсиро появилась мечта поступить в Университет Васэда и заняться регби. И в завершающие годы обучения в школе он стал играть в регби, был избран капитаном команды, которая получила известность на уровне префектуры Исикава. Успехи Ёсиро в регби были в определенной степени связаны с его физическими данными. Как и его отец, он превосходил «средних японцев» по росту ‒ 1 метр 75 см и по мышечной массе.

Отдавая много времени и усилий занятиям регби, Ёсиро запустил учебу и почти не готовился к университетским экзаменам. Мало кто верил, что Ёсиро поступит в Университет Васэда.

Понимая, что шансы сына стать студентом невелики, отец написал рекомендательное письмо тренеру команды регби Университета Васэда Ониси, с которым был близко знаком с давних пор и который к тому времени стал известным и влиятельным в спортивных кругах страны тренером.

С этим письмом Ёсиро прибыл в Токио, в районе Роппонги нашел дом тренера, передал письмо, от себя горячо добавив, что имеет заветную мечту играть в регби в команде Университета Васэда.

Ониси обещал посодействовать поступлению через департамент физкультуры Университета. Японские университеты формировали спортивные команды для подъема престижа вуза и привлечения дополнительных студентов. Поэтому хорошие спортсмены имели предпочтительные шансы поступить в университет. Однако, чтобы получить рекомендацию департамента физкультуры, необходимо было сдать тесты по его программам. И Ёсиро в течение месяца с утра до вечера усердно занимался.

Ему повезло. В административном департаменте Университета оказался земляк, заведующий отделом Хамада, который впоследствии возглавил департамент. Они подружились, и Хамада помог Ёсиро сдать экзамены и даже выбрал для него факультет.

Так, в апреле 1959 года Ёсиро стал студентом коммерческого факультета Университета Васэда.

Ёсиро сразу же записался в команду регбистов, и каждый день много времени отдавал усиленным тренировкам. Они были тяжелыми, выматывающими, т.к. команда регби Университета была на высоком уровне. После четырех месяцев тренировок Ёсиро почувствовал, что не выдерживает их по состоянию здоровья. Врач Университета посоветовал на полгода оставить тренировки. Это означало, что вернуться в команду будет фактически невозможно.

Поскольку Ёсиро поступил в Университет по рекомендации департамента физкультуры, он посчитал справедливым, если, как не оправдавший надежд, уйдет из Университета.

Состоялся непростой разговор с тренером Ониси, которому Ёсиро сообщил о своем решении.

В ответ услышал: «Ты дурак! Университет это не только регби. Впитай дух Васэда, хотя бы немного. Он поможет стать человеком. А в будущем вернешь благодарность регби, если сможешь стать прекрасным человеком».

Ёсиро навсегда запомнил заветы Ониси-сан. Однако следовать им оказалось непросто и потребовало немало усилий по преодолению своих слабостей и пустых увлечений.

«Дух Васэда», в который погрузился первокурсник Ёсиро после завершения тренировок регби, мало соответствовал формированию тех качеств, которые имел в виду тренер. Ёсиро сошелся со студентами, предпочитавшими не усердствовать в учении, а предаваться развлечениям, вести беззаботную, беспечную жизнь.

Узнав о похождениях сына, отец забеспокоился. Он обратился с просьбой к довольно видному в Токио политику, выходцу из префектуры Исикава, повлиять на Ёсиро, «наставить на путь истины». Выполнив просьбу Сигэки, он, по воспоминаниям Ёсиро, «буквально затащил» его в Общество ораторского искусства («Юбэнкай»), в котором практиковалось обучение ораторскому искусству, красноречию, методикам выступления перед различной аудиторией.

Членами общества в разное время были такие видные впоследствии политические деятели Японии, как Обути Кейдзо (премьер-министр в 1998-2000 гг.), Кайфу Тосики (премьер-министр в 1989-1991 гг.), Такэсита Нобору (премьер-министр в 1987-1989 гг.). В одно время с Ёсиро в Васэда учились Коно Ёхэй (в будущем генеральный секретарь ЛДП, министр иностранных дел, спикер палаты советников), Исида Хакуэй (видный деятель ЛДП).

Понятно, что в таком окружении у Ёсиро начал проявляться интерес к политической деятельности. В апреле 1959 года он вступил в члены Либерально-демократической партии. Одновременно пришло осознание того, что в большую политику, будучи просто членом даже правящей партии, не войти. Многие успешные политические деятели начинали, помогая в качестве секретарей депутатам парламента. Другой вариант – работа в крупной газете, что давало возможность познакомиться с широким кругом представителей политической и деловой элиты, обеспечить себе, как принято говорить в Японии, «широкое лицо».

Ёсиро решил попытать удачу в журналистской работе и выбрал для поступления одну из крупнейших и влиятельных газет – «Санкэй симбун». Попасть на работу в общенациональную газету было непросто. Надо было сдать специальные экзамены. Испытания Ёсиро выдержал. И в апреле 1960 года стал журналистом газеты «Санкэй». Без протекции вновь, как и при поступлении в Университет Васэда, не обошлось. Отдел персонала газеты возглавлял выходец из префектуры Исикава, окончивший Университет Васэда.

2 ноября 1961 года Ёсиро женился. Жена Тиэко работала в издательской компании. Жили молодые весьма скромно. В однокомнатной квартирке, за которую платили почти 5 тысяч иен, а общий заработок семьи составлял всего 26 тысяч иен, причем больше половины приходилось на долю жены. В то время это были небольшие деньги, из которых, например, с трудом молодая семья выделила средства на приобретение подержанного телевизора.

Через три года после свадьбы в семья появился сын Юки, еще через четыре года – дочь Ёко.

Проработав два года в газете, Ёсиро осознал что журналистская деятельность не была его призванием. Он ушел из газеты.

Одно время был секретарем депутата парламента от ЛДП. Стал известен в партийных кругах.

Посчитав, что накопил определенный опыт, решил попытать счастья на выборах в палату представителей парламента.

В декабре 1969 года выставил свою кандидатуру в качестве независимого кандидата на выборах в избирательном округе префектуры Исикава. Баллотироваться от ЛДП не удалось, хотя он и был членом этой партии. Партийный аппарат поддержал представителя одной из партийных фракций. Несмотря на это, с перевесом почти в семь тысяч голосов Мори был избран депутатом и стал одним из самых молодых среди них – ему было 32 года. В родном городе Нэагари за него проголосовало 98% избирателей. Черед два дня после выборов, 29 декабря, Мори приехал в Токио, где состоялась его встреча с генеральным секретарем ЛДП Танака Какуэй, одним из самых могущественных политических деятелей того времени.

В начале беседы Танака достал завернутую в газету пачку денег и сказал в свойственной ему грубоватой манере. «Здесь немного, но возьми, выборы требуют расходов. Когда потребуются деньги, заходи».

Не понимая, в связи с чем ему дают «безотчетные» деньги, Ёсиро отказался их брать, сказав, что он победил честно и смысл «подарка» не понимает.

Следует отметить, что, выступая на выборах в качестве независимого кандидата, Ёсиро не получил финансовой поддержки ЛДП, деньги на предвыборную кампанию пришлось занимать. В связи с этим в семье Мори были даже острые дебаты о целесообразности участия в выборах.

Танака остался недоволен поведением Мори, которое охарактеризовал как «дерзость и самодовольство». Следует отметить, что намереваясь передать Мори «безотчетные» деньги, Танака действовал в свойственной ему манере. С самого начала своей политической деятельности он сделал ставку на использование денег для подкупа избирателей, а также для формирования группы обязанных ему и зависящих от его финансовой поддержки политиков, особенно молодых. Так, образовалась «команда» преданных Танака политиков, получивших название «боевой отряд Танака» («гундан»).

Не исключено, что Танака рассчитывал заполучить в эту команду и Мори, но не удалось. Следует отметить, что в дальнейшей Мори неизменно выступал с оппозиционных Танака позиций.

Все же без партийных средств Мори не остался. Вечером того же дня он встретился с заместителем генерального секретаря ЛДП Никайдо Сусуму, который передал уже «официальные деньги партии». Тогда Ёсиро узнал, что ему как победителю на выборах (хотя он выступил в качестве независимого кандидата, но оставался членом ЛДП) полагалась «ссуда» — 3 млн. иен, которую, однако, впоследствии надлежало вернуть в партийную кассу. Впрочем, в действительности никто эти средства не возвращал. Эти деньги Мори взял.

Среди первых, кто поздравил Мори с победой, был один из видных деятелей ЛДП Фукуда Такэо. В то время он занимал пост министра финансов. С ним у Мори установились тесные, дружеские отношения. Мори стал членом фракции Фукуда в ЛДП, а когда в 1972 году между Фукуда и Танака разгорелась борьба за пост председателя партии и соответственно главы правительства, Ёсиро активно поддерживал Фукуда, но победил Танака.

В 1972 году Мори вновь выставил свою кандидатуру на выборах в парламент и победил с еще большим преимуществом, чем в 1969 году. Сыграло, видимо, свою роль и то, что недалеко от его дома в Нэагари загорелась общественная баня, в которой находился старинный буддийский алтарь. Мори бесстрашно вошел в горящий дом и вынес алтарь, весьма почитаемый в регионе Хокурику. Все газеты написали о спасении алтаря. Как вспоминал Мори, в благодарность ему принесли огромное количество сакэ, которое он сдал в магазин, а полученные деньги потратил на избирательную кампанию.

Учитывая второе избрание Мори депутатом, руководство ЛДП рекомендовало его в один из важных комитетов парламента ‒ по регламенту.

После первого избрания в парламент Фукуда советовал Мори не играть в гольф до второй победы на выборах, т.к. «это пустая трата времени».

Теперь же он стал постигать искусство игры в гольф и понял, что в этом виде спорта главное не напор и сила, как в регби, а терпение и осмотрительность, качества, весьма необходимые политику.

Фукуда все же добился поста главы правительства. Это произошло в конце 1976 года, а в 1977 году, когда он сформировал свое второе правительство кабинета министров, Мори был назначен заместителем секретаря кабинета.

В 1978 году на парламентских выборах ЛДП выступила неудачно и в партии разгорелась внутрипартийная борьба, фактически дело шло к расколу. Тогда Мори воочию убедился, насколько жестко японский большой бизнес «опекает» правящую партию.

Председатель Кэйданрэн, организации, объединяющей руководство крупнейших компаний, Доко Тосио вызвал представителей руководства ЛДП и предупредил, что бизнес прекратит финансирование партии, если раскол не будет преодолен.

В конце 1983 года во втором кабинете Накасонэ Ясухиро Мори получил пост министра просвещения, т.е. впервые стал членом правительства.

В дальнейшем Мори занимал различные видные и влиятельные посты в партии и правительстве – Генеральный секретарь ЛДП, министр строительства. Впрочем, как он отмечал, наиболее важные министерские посты ‒ министра иностранных дел, финансов, торговли и промышленности ему «не доставались». Вершиной политической деятельности Мори стал пост главы правительства.

Весной 2000 года неожиданно, от инсульта, умирает премьер-министр Обути. Мори, в то время Генеральный секретарь ЛДП, 5 апреля избирается ему на смену.

Первый заграничный визит Мори совершил 28-29 апреля не в Вашингтон, столицу союзника, как было до того принято, а в Россию. Два его предшественника на посту главы правительства Хасимото Рютаро и особенно Обути Кейдзо выступали за активное развитие отношений с Россией. Таким образом, эта поездка выглядела вполне логичной. Тем более что предстояло познакомиться с президентом В.В. Путиным, который всего несколько месяцев как перенял бразды правления страной от Б.Н. Ельцина.

Первая встреча Мори – Путин оказалась более чем успешной. Между двумя лидерами установились не просто доверительные, а весьма дружеские отношения, которые сохранились на долгие годы. Мори постоянно вспоминал теплый прием, оказанный ему российским президентом, их совместное посещение хоккейного матча.

В 2000 году в Японии предстояло проведение саммита «восьмерки», и Мори занялся его подготовкой с посещения Москвы. Затем последовала блиц-поездка по столицам других членов «клуба». Как вспоминал Мори, «в Париже ‒ завтрак, в Берлине ‒ обед, а Лондоне ‒ ужин, ночью перелет в Канаду».

В июне 2000 года на парламентских выборах ЛДП одержала победу, и Мори сформировал свой второй кабинет, в котором министром иностранных дел стал Коно Ёхэй, а заместителем генерального секретаря Кабинета министров Абэ Синдзо.

Саммит «восьмерки» прошел под председательством Мори на Окинава и, по общим оценкам участников, вполне продуктивно. Ёсиро не упустил шанса попропагандировать префектуру Исикава, подарив участникам саммита сакэ, произведенное в родной префектуре.

Лозунгом своего кабинета Мори провозгласил осуществление «нового рождения Японии» («Нихон синсэй»). Подразумевалось, используя передовые информационные технологии, проложить путь к «возрождению японской экономики». Был сформирован «Совет стратегии информационных технологий», который приступил к разработке законодательства, стимулирующего создание и внедрение передовых информационных технологий. Уже в ноябре 2000 года парламенту был представлен Основной закон о развитии информационных технологий, на основе которого была разработана пятилетняя стратегия создания инфраструктуры высокоскоростной передачи информации.

Вскоре после занятия поста главы правительства у Мори диагностировали рак, была проведена операция по удалению опухоли. Месяц он провел в больнице и, хотя, поправился, в партии сформировалась коалиция из некоторых видных партийных деятелей, стремившихся сместить Мори с поста премьер-министра и продвинуть «своего человека». Кризис в партии удалось преодолеть. Но постепенно рейтинг Мори среди населения начал падать. В значительной степени в этом была вина его самого. Несмотря на то, что в молодости Ёсиро обучался ораторскому искусству и был знаком с тем, как средства массовой информации используют малейшие промахи политиков, во второй половине 2000 года он начал допускать серьезные ошибки в своих публичных выступлениях.

Началось с того, что на собрании «Политического союза синто» («синто сэйдзи рэммэй») Мори в своем выступлении охарактеризовал Японию как «страну синто». СМИ ополчились на это высказывание, как противоречащее духу конституции страны и «навязывающее определенную религию в качестве государственной».

Не помогали преодолеть критический настрой СМИ, требовавших отказаться от высказывания о синто, разъяснения в том плане, что его слова вырваны из контекста, что он не выступил в поддержку какой-то определенной религии, а исходил их важности собственного выбора каждым «своим сердцем», какая религия ему близка.

Накануне выборов в парламент осенью 2000 года в выступлении Мори, отметив, что 40% избирателей не определили свою позицию, и если они в день выборов предпочтут спать, а не голосовать, то все решится без учета их мнения.

Японские СМИ стали трактовать его слова как призыв к «глупым избирателям лучше поспать, нежели голосовать».

Но особо сильный удар по престижу Мори нанесли события, связанные с гибелью японского учебного судна Высшей школы рыболовства «Эхимэ-мару». В феврале 2001 года в водах Тихого океана при быстром всплытии американская подводная лодка столкнулась с учебным судном, оно затонуло, погибли 9 человек. То был выходной день и Мори играл в гольф. Получив известие об инциденте, он поспешил в Токио. Но японское телевидение сообщало одновременно о гибели «Эхимэ-мару» и игре премьер-министра в гольф, создавая впечатление, что он, несмотря на трагедию, продолжал игру.

В результате поддержка правительства Мори упала до рекордно низкой точки – 10%. Предстояли выборы в палату советников парламента, муниципальные выборы. С таким рейтингом у правящей партии было немного шансов успешно на них выступить

Осознавая это, Мори стал склоняться к тому, чтобы уйти в отставку.

О таком своем намерении он сообщил президенту В.В. Путину, с которым встретился в Иркутске 25 марта 2001 года. В.В. Путин, как вспоминал Мори, весьма удивился. «Жаль, ‒ сказал он, ‒ хотел с Вами решить территориальную проблему». В Иркутске состоялась шестая встреча Мори и Путина за период менее чем 12 месяцев. Это был своеобразный рекорд.

В ходе переговоров было подтверждено, что российско-японские отношения и впредь будут развиваться одновременно по трем генеральным, приоритетным направлениям – стратегическое взаимодействие на международной арене, сотрудничество в торгово-экономической сфере, переговоры по мирному договору.

В подписанном Иркутском заявлении относительно переговоров по мирному договору впервые с 1956 года в совместном двустороннем документе упоминается Совместная декларация СССР и Японии как базовый юридический документ, положивший начало переговорам о заключении мирного договора после восстановления дипломатических отношений между двумя странами.

Иными словами, российская сторона давала понять о своей готовности выполнять статью 9-ую Совместной декларации 1956 года о передаче Японии островов Хабомаи и Шикотан после подписания мирного договора, но для этого требовались соответствующие переговоры об условиях выполнения этого обещания и прежде всего отказ Японии от «требования одновременного возвращения четырех островов».

С японской стороны в ходе переговоров делались намеки на возможность корректировки японской позиции в том плане, что японская сторона была бы готова на поэтапное возвращение островов ‒ «два плюс два». Создавалось впечатление, что могла быть открыта возможность поиска выхода «из территориального тупика». Однако через неделю после Иркутской встречи Мори ушел в отставку.

Возглавивший после Мори правительство Коидзуми Дзюнъитиро и министр иностранных дел в его кабинете Танака Макико отказались следовать компромиссной формуле урегулирования «проблемы северных территорий», к которой склонялся Мори и ряд сотрудников министерства иностранных дел. А именно, первоначально осуществить «возвращение островов Хабомаи и Шикотан» на основе соответствующей статьи Совместной декларации 1956 года, а затем договариваться о судьбе островов Кунашир и Итуруп. Формула «два плюс два» была подвергнута жесткой критике, как отступление от японской принципиальной позиции ‒ «возвращение четырех островов единовременно». Начались нападки и гонения не только на Мори, но и дипломатов, его поддерживавших, многие из которых были сурово наказаны ‒ уволены со службы или получили административные взыскания. А два, наиболее активных разработчика компромиссной позиции, видный деятель ЛДП Судзуки Мунэо и главный аналитик МИД Сато Масару, под надуманными предлогами были подвергнуты уголовному преследованию и оказались в тюрьме.

В итоге, как отмечает в книге своих воспоминаний Мори, «движение к прорыву японо-российских отношений полностью остановилось, наступил более чем десятилетний период охлаждения, пустоты».

Мори глубоко переживал охлаждение японо-российских отношений. Он свято чтил завет своего отца, который говорил ему: «Коммунизм ‒ это плохо, а русские люди хорошие. Нет более добродушной нации, чем русские».

Сигэки (скончался в 1989 году) был одним из руководителей отделения Общества Япония-СССР в префектуре Исикава. По его инициативе были установлены побратимские отношения между городами Канадзава (столица префектуры) и Иркутском, Нэагари и Шелеховом (шахтерский городок недалеко от Иркутска). Часть своего праха он завещал захоронить в Шелехове, что и было сделано. На могиле Сигэки установлено мраморное надгробие. Мори регулярно приезжал в Шелехов поклониться останкам отца. Он завещал быть похороненным в могиле рядом с ним.

По инициативе Ёсиро в Нэагари построен «Дом японо-российской дружбы», где ежегодно принимают гостей из Иркутска и Шелехова. В Шелехове построен трехэтажный «Дом Мори Сигэки», а в Иркутске один из парков назван его именем.

Ёсиро Мори остается последовательным сторонником всестороннего развития японо-российских отношений, стратегическая важность которых, как он считает, все более возрастает. Продолжает регулярно встречаться с В.В. Путиным. Эти встречи неизменно проходили в теплой, непринужденной, дружеской обстановке,

Осознавая, что возвращение четырех островов нереально, т.к. наследие менталитета холодной войны весьма сильно, он предлагает идти шаг за шагом к налаживанию взаимопонимания и доверия, к совместной разносторонней деятельности на островах.

Работая в Посольстве СССР в Японии в течение двух командировок (1968-1971 гг., 1983-1988 гг.), автор этих строк, конечно, имел представление о политическом деятеле Мори Ёсиро. Однако это представление было поверхностным.

Только после назначения российским послом в Японии в 1996 году, состоялось наше личное знакомство, которое со временем переросло в настоящую дружбу. Отношения продолжились и после завершения срока на посту посла.

Во время моего пребывания на посту посла России в Норвегии в 2005 году Осло посетил с официальным визитом император Японии Акихито. По японскому протоколу в заграничных поездках императора должен сопровождать один из авторитетных политических деятелей. На этот раз выбор пал на Мори Ёсиро. Его, в свою очередь, сопровождал представитель министерства иностранных дел Кодзуки Тоёхиса, с которым я был близком знаком, т.к. он зарекомендовал себя как один из лучших специалистов по России (в 2015 году был назначен послом Японии в России). По поручению Мори он позвонил мне в посольство и сообщил, что Мори очень хотел бы повидаться со мной в Осло. Я, конечно, с радостью согласился на такую встречу.

Но сначала мы повстречались на приеме, устроенном королем Норвегии для императора Японии, во время которого мне довелось побеседовать с императором и его супругой. После приема я с Мори и Кодзуки отравились в резиденцию посла России, где провели время за дружеской беседой, воспоминаниями и трапезой в русском стиле. Мори поведал, что, оказывается, как лицо, сопровождающее императора, он не имеет права «отлучаться». «Но я, ‒ сообщил Мори, ‒ попросил у императора отпустить меня на встречу с тобой. Когда он узнал к кому я еду, то сказал: Ну, если к послу Панову, то поезжай».

Мори и сейчас является одной из центральных фигур в японской политической элите, «отвечающих за российское направление». Ни одно значимое событие в японо-российских отношениях не обходится без его участия. Будь то гастроли театра Кабуки или пуск сборочного конвейера автомобилей «Тойота» под Санкт-Петербургом. Мори награжден Орденом Дружбы. В 2003 году избран почетным доктором МГИМО МИД РФ, где для студентов-японистов учреждена именная стипендия Ё. Мори.

Открытый, доброжелательный, прямой характер Мори позволяет ему легко устанавливать доверительный диалог в любой аудитории. Мне довелось присутствовать на его встрече в Иркутске со студентами, изучающими японский язык. Обычно на подобного рода встречах студенты теряются, стесняются задавать сложные вопросы. Но Мори сразу же расположил молодых людей к себе, откровенно, подробно, порой с юмором отвечал на все вопросы, а их было немало.

Только болезнь (был диагностирован рецидив рака) и последовавшее длительное лечение ограничили его активность на российском направлении. Тем более что с 2014 года много сил пришлось отдавать работе в качестве главы Оргкомитета по проведению в Японии Олимпийских игр 2020.

В 2015 году у Мори обнаружили в легких раковую опухоль. И если бы не новое лекарство, которое применили, то, как он пишет, «я не смог бы продолжать жить». Второй раз в своей жизни он вступил в борьбу с онкологией. После операции назначили химиотерапию, в результате которой Мори лишился волос на голове. Стал похож, как он шутит, на «лысую гору» (марубоцу). Сотрудники Оргкомитета по проведению Олимпийских игр подшучивали ‒ «Ваша голова похожа на форму олимпийского стадиона. Если положить ее на бумагу и обвести, то будет точное совпадение». Эта шутка не расстраивала Мори, а, напротив, придавала бодрости духа. После приема нового лекарства волосы отросли, но он сильно похудел.

Завершив занятия регби, Мори не забыл о своем увлечении этим видом спорта в молодости.

Памятуя наставления отца и развивая их на основе своего спортивного опыта, Мори сформулировал «философию регби». Она, по его заключению, отвечает трем основным постулатам.

Во-первых, регби ‒ командное соревнование, в котором «один за всех и все за одного» (напоминает девиз французских мушкетеров из знаменитой книги А. Дюма).

В регби, объясняет Мори, подхватив мяч, ты должен передать его другому члену команды, который подхватит его и понесет вперед с более выгодной позиции.

Во-вторых, превалирует «дух жертвенности» или боевой дух, т.е. как бы ни было тяжело, поднимись и продолжай бороться, не испытывай боязни перед любым соперником.

В-третьих, надо следовать принципу «тэки миката наси», т.е. на поле жесткая борьба, схватка, но после соревнований не делить их участников «на врагов и друзей». Мори любит использовать в этом контексте выражение на английском языке «no side», по-японски звучит «ноу сайдо».

Многие годы Мори является председателем Общества регби Университета Васэда, долгое время был Председателем Общества регби Японии и деятельно содействовал в качестве заместителя председателя Оргкомитета проведению в 2019 году мирового чемпионата по регби в Японии, первого чемпионата в Азии, на котором японская команда дошла до четвертьфинала, показав лучший результат за всю историю культивирования этого вида спорта в стране.

В японских спортивных кругах авторитет Мори традиционно высок. Он не устает пропагандировать занятия спортом, который, как он убежден, «очень важен для воспитания таких качеств, как мужество, ответственность, сотрудничество и таких чувств, как воля, сила».

Завершив депутатскую деятельность, Мори не остался не у дел. Как ни критиковали его СМИ, соперники политики, за свою долгую политическую карьеру он завоевал авторитет и уважение не только в политических и общественных кругах, но и среди широких слоев японского населения.

Ему поручали зарубежные визиты с ответственными миссиями, в качестве спецпредставителя правительства, он сопровождал императора в его заграничных визитах.

Мори пользуется большой популярностью у жителей префектуры Исикава и особенно города Нэагари. Здесь его знает практически каждый, в чем лично мог неоднократно убедиться автор этих строк. Где бы ни появлялся Мори, его горячо приветствовали земляки, аплодировали, подходили пожать руку, похлопать по плечу, взять автограф.

Надо отдать должное Мори. Они никогда не забывал родные пенаты, и когда появились возможности, помогал решать местные проблемы.

При его содействии и поддержке в Университете Канадзава появился новый кампус, построен международный аэропорт Комацу (ранее был только аэропорт, использовавшийся «силами самооборон»), из Токио до Канадзава проложена скоростная железнодорожная линия «синкансэн», что сократило время пути из столицы до префектуры до 2,5 часов.

Мори обладает удивительной способностью располагать к себе всех, кто с ним общается. Его невозможно застать в плохом настроении. Это заметно и по многочисленным фотографиям, на которых он, как правило, улыбается.

А ведь жизнь не баловала его, не раз ставя перед нелегкими испытаниями. Тяжелейшим ударом стала неожиданная смерть сына в возрасте 46 лет от тяжелой болезни. Дважды пришлось бороться с онкологическими заболеваниями.

Возглавив в 2014 году Оргкомитет по проведению в Токио в 2020 году Олимпийских игр, Мори с присущими ему ответственностью, энергией, творческой инициативой погрузился в нелегкую работу. Пришлось решать сложные проблемы – организовывать строительство нового олимпийского стадиона, олимпийской деревни для проживания спортсменов, определять площадки и стадионы для проведения соревнований по различным видам спорта (Мори добился включения в реестр олимпийских видов спорта каратэ и бейсбола), планировать организацию транспорта на время проведения соревнований в условиях токийского мегаполиса. « Заниматься, ‒ отмечает Мори, ‒ приходилось самыми неожиданными проблемами – обеспечением песка для пляжного волейбола или помещениями для лошадей».

Оргкомитет и прежде всего Мори регулярно подвергались критике за слишком большие расходы на подготовку города к Олимпиаде. Губернатор токийской префектуры Коикэ Юрико, как сетовал Мори, не только не шла на сотрудничество, а создавала дополнительные проблемы. Ему неоднократно приходилось разъяснять, что не Оргкомитет, а город Токио пригласил Олимпийские игры и обещал сделать все возможное для их успешного проведения. Не Оргкомитет занимается строительством необходимой для игр инфраструктуры, а город. Оргкомитет только передает требования Международного олимпийского комитета к обеспечению надлежащих условий для соревнований.

В конечном итоге уже весной 2020 года строительство нового олимпийского стадиона было завершено, подготовка к Олимпиаде вступила в заключительную стадию. В Японию прибыл зажженный в Греции олимпийский огонь, который в числе других встречал и Мори.

Но вновь на его долю выпало серьезнейшее испытание. В начале 2020 года в мире разразилась пандемия опасного заболевания коронавирус-19. Ряд национальных олимпийских комитетов начал отказываться посылать своих спортсменов на Олимпийские игры, опасаясь за их здоровье.

24 марта на заседании под председательством премьер-министра Абэ с участием Мори, губернатора Токио Коикэ и других членов Оргкомитета было решено сообщить главе МОК Томасу Баху о целесообразности отложить проведение Олимпийских игр в Токио до июля 2021 года. Т. Бах согласился с таким решением.

При этом было согласовано, что наименование Олимпийских игр и в 2021 году останется прежним – «Олимпийские игры в Токио 2020».

Мори продолжал руководить Оргкомитетом Олимпиады, согласовывать и решать многие вопросы, связанные с тем, как проводить Игры, если пандемическая обстановка в мире не изменится или произойдет лишь спад заболеваемости. Неожиданно в начале 2021 года произошло событие, которое в конечном итоге привело к отставке Мори с поста руководителя Оргкомитета.

3 февраля Мори, выступая на заседании Олимпийского комитета Японии, обронил фразу о том, что заседания комитета в последнее время стали излишне продолжительными по причине того, что в составе комитета имеется большое количество женщин, которые выступают с длительными речами.Такое замечание, остро критически воспринятое японскими феминистами и поддержанное значительным сегментом японской общественности, побудило Мори публично выступить с извинениями. Однако, несмотря на поддержку генерального секретаря ЛДП Никаи Тосиро и руководства ОКЯ, требования об отставке Мори продолжались и он заявил о своем уходе с поста руководителя Оргкомитета Олимпиады в Токио.

Многие в Японии и других странах, хорошо понимавшие, сколько сил и умения Мори посвятил организации Олимпиады, выразили сожаление в связи с таким решением. В их числе был и глава МОК Т.Бах, поблагодаривший Мори за выдающийся вклад в организацию Олимпийских Игр в Токио.

Безусловно, кампания критики, во многом неоправданно жесткая, не могла не сказаться на настроении Мори. Однако, как это бывало в прошлом, когда приходилось сталкиваться с трудностями и несправедливостями, он стойко и с достоинством встретил и это испытание.

Хочется пожелать Мори крепкого здоровья и, как он давно мечтает, вернуться в родной город, наслаждаться природой и по мере возможности попутешествовать с женой, которую он очень любит и уважает, о чем неоднократно писал в своих книгах, одну из которых посвятил своей супруге.

Библиографический список

  1. «Либерально-демократическая партия и смена власти» («Дзиминто то сэйкэн котай»). 2007.
  2. «Будущему Японии поможет регби» («Нихон-но мираи-о рагуби-га сукуу»). 2010.
  3. «Моя биография. Воспоминания Мори Ёсиро» («Ватакуси-но рирэкисё»). 2013.
  4. «Завещание. Решимость готовить Олимпийские игры в Токио» («Исё. Токёгорин-э но какуто»). 2017.
  5. Также использованы личные беседы автора и дружеские отношения с Мори Ёсиро на протяжении более 25 лет.

Автор: Admin

Администратор

Добавить комментарий