Хисамутдинов А.А. «Токио — Иокогама: русские страницы»

Продолжаем публиковать на сайте ОРЯ отрывки из книги известного специалиста по истории Японии, доктора исторических наук Амира Александровича Хисамутдинова «Токио — Иокогама: русские страницы»

Копейка рубль бережет (русская поговорка)
千里の道も一歩から Senrino michimo ippokara или 一文惜しみの百損. Ichimon oshimi no hyakuzon (японская поговорка)

РУССКИЙ БАЛЕТ

Японцы всегда любили танцы. Они в этой стране имеют древнее происхождение и популярны как во время отдыха простого народа, так и при религиозных службах. Иностранным танцевальным искусством японцы заинтересовались во время Первой мировой войны, когда в страну хлынула массовая культура. Вначале они узнали американские танцы, пришедшие с голливудскими фильмами, но лихой кордебалет или чечетка не особенно привлекали японцев: им казалось, что в них отсутствует внутреннее содержание. Гораздо больше их заинтересовал классический балет, с которым впервые Страну восходящего солнца познакомили русские артисты.

Балерина Бобынина, которая регулярно давала представления по Японии. Фото Бабяского. Архив Музея Русской культуры в Сан-Франциско

В 1921 г. на гастроли в Японию приехала знаменитая русская балерина Анна Павлова, имевшая огромный успех. В Японии полагают, что ее исполнение «Умирающего лебедя» оказало влияние на развитие японского традиционного танца и даже на искусство артистов театра Кабуки. Выступление А. Павловой в Японии показывало не только японской публике, но и западной, что балет – это не акробатика[1]. На концерте Анны Павловой побывал юный Масахиде Камаки Комаки. Искусство балерины произвело на него такое сильное впечатление, что он уехал в Харбин, где работали русские балетные студии, и восемь лет учился в студии Е.В. Квятковской. После этого талантливый японский танцовщик несколько лет выступал в гастрольных поездках в составе известных русских трупп[2]. В дальнейшем он стал основателем балетных классов в Японии и написал четыре книги, в которых вспоминал о своем сотрудничестве с русским балетом.

Е.Н. Павлова. Выступление в Японии. Частная коллекция
Балерина Надежда Н. Павлова, сестра Е.Н. Павловой. Частная коллекция

Известна в Японии была и другая русская балерина по фамилии Павлова – Елена (Элеонора) Николаевна. Она родилась в Тифлисе (ныне Тбилиси), а искусству балета училась в Киеве в балетном классе Клемпаковой. По одной из версий, настоящая фамилия балерины – Туманова, но она сменила ее в честь Анны Павловой с учетом ее успехов в Японии. С юных лет Елена выступала на сцене Киевской оперы. Революция в России совпала с ее коротким гастрольным туром по Финляндии, в котором ее сопровождали мать Наталья Васильевна и сестра Надежда. В Россию они не вернулись, эмигрировав в 1919 г. через Шанхай в Японию.

Студия Павловых в Камакура. Частная коллекция
Выступление Е.Н. Павловой и ее японских учениц

В 1925 г. Елена с сестрой основали свою труппу, а в 1927 г. открыли балетную школу в г. Камакура. Ученические показательные выступления, которые регулярно в ней проходили, всегда собирали много публики. Ученики Павловой-Тумановой стали выдающимися исполнителями классического балета в Японии: Хироси Симада (в дальнейшем президент Ассоциации японского балета), Тиэко Хаттори, Юсаку Адзума и Акико Татибана[3]. Звезда японского балета Яцудзука Кимико была одной из первых учениц Павловой, затем она открыла свою балетную школу на острове Сикоку в городе Мацуяма. Очень много для популяризации балета сделал другой ученик Елены Павловой, танцовщик и балетмейстер Юсаку Адзума, открывший собственную балетную школу[4].

Могила Павловых на Иностранном кладбище в Иокогама. Фото А.А. Хисамутдинова
Из буклета по русским достопримечательностям Японии. Собрание А.А. Хисамутдинова

Елена Николаевна Павлова скончалась во время гастролей по Китаю. Ее прах привезли в Японию и захоронили на Иностранном кладбище в Иокогаме[5]. И она натурализована в Японии (Эрико Кирисима) и ее прах посвящена в Храм Ясукуни, ведь она умерла в Китае во время гастрольного тура для армии.

В Японии была известна еще одна Павлова – Ольга, выступавшая под псевдонимом «Сапфирова». Она училась балету в Ленинградской национальной балетной Академии у известного Семёнова и там же танцевала ведущие партии. В Японию Сапфирова приехала в 1936 г., выйдя замуж за дипломата Симидзу, и стала преподавать в японском театре «Нитигэки». Она оказала большое влияние на развитие японского балета: ее учениками были Тани Момоко, Мацуяма Микико, Мацуо Акэми, возглавившие в дальнейшем собственные балетные труппы. Японские артисты охотно участвовали в русских труппах, перенимая опыт знаменитых мастеров, а танцовщика Луджинского (Лузинского) даже пригласили преподавать балет в японский театр танца «Такарадзука» в Токио.

«Говоря об артистической работе в Японии для европейцев, – писала пресса, – следует отметить, что японские предприниматели за последнее время стали явно игнорировать европейских артистов и свободно заменяют их японцами, вполне постигшими мудрость европейской хореографии». Это не касалось русских артистов-эмигрантов из Китая. Русский балет, завезенный в Японию из Харбина, сразу же получил там всеобщее и единодушное признание. Так, в 1928 г. на гастроли в Японии пригласили харбинскую труппу с участием Нины Антарес, выросшей и научившейся танцевать в Харбине. Через два года балерина с успехом повторила поездку, о которой пресса писала: «Гастрольные турне по Японии и островам заняли всего четыре года. За это время талант Н. Антарес чрезвычайно развился и окреп. Она теперь вполне законченная балерина с ярко выраженной индивидуальностью и темпераментом, если можно так выразиться. Особенно любит и чувствует она бравурную музыку, и тогда она исполняет, например, ‘Танец змеи”, “Прелюдию” Рахманинова или “Танго ревности” – каждое ее движение звучит в унисон с музыкой, и лучшей хореографической иллюстрации не пожелал бы ни один композитор»[6].

Балерина Антарес на обложке журнала «Рубеж». 1930. № 37
Н.М. Сокольский. Архив Музея Русской культуры в Сан-Франциско
Балерина Славина-Браун. Архив Музея Русской культуры в Сан-Франциско

В 1936 г. на гастроли в Японию приехал Русский балет Н.М. Сокольского. Этой труппой наряду с Сокольским руководил талантливый балетмейстер Н.А. Князев, среди преподавателей были прима-балерина англичанка Одри Кинг и Ф.Ф. Шевлюгин, выступавший также в ведущих мужских ролях[7]. Танцевали в ней Нина Всеволодовна Панченко-Кожевникова, начинавшая свою карьеру балерины в харбинском Железнодорожном собрании, и Ларисса Николаевна Андерсен, разносторонне одаренный человек, которой любовь к музыке, танцам и поэзии помогли устроиться в эмигрантской жизни[8].

Балерина Л.А. Андерсен. Частная коллекция

Побывав впервые в Японии с труппой Н.М. Сокольского весной 1938 г., Андерсен снова поехала туда в составе труппы «Харбин шоу». Артисты побывали в семи городах: Токио, Иокогаме, Осаке, Киото, Кобе, Нагойя и Хиросиме. Андерсен увезла из Страны восходящего солнца свою фотографию в старинном японском кимоно и любовь к искусству этой страны: «Прекрасное впечатление произвел на нас ниппонский балет. Особенно хороши танцы модернизированного и джазового характера. Прекрасный оркестр, костюмы, декорации, световые эффекты, все с большим вкусом и по последнему слову моды и техники. Но, все-таки, ни с чем не сравнимое очарование – это ниппонские танцы! Это неподражаемая мягкая грация, выработанная веками и присущая только этим хрупким существам с кукольными головками, эти примитивные и бесконечно изящные движения, мелькание разноцветных зонтиков, вееров, и над всем и повсюду – цветы, целое море цветов и, конечно, традиционная, любимая вишня, это радостная избранница ниппонской весны… Две недели мы протанцевали в Токио весьма благополучно, если не считать нового, на этот раз несколько мрачного предупреждения нашего переводчика: “Не махнуйте поясницу и пупа скрыете. Строгое соблюдение просите”. Что в переводе на русский язык означало намек на некоторую вольность наших танцевальных движений и костюмов»[9]

С большим успехом прошли в Японии и выступления труппы балерин, организованной в Харбине Б.Д. Андреевым, Начав с выступления в токийском театре «Тайшо-кан», труппа побывала в Осаке, где выступала в известном театре «Сётикудза», и в Иокогаме, где концерт прошел в театре «Одеондза»[10].Многое сделала для популяризации русского балета в Японии балерина К.П. Маклецова. Пользовались успехом у публики и гастроли балерин Ратушенко и Яновер, о которых «Рубеж» писал: «Японцы в восторге от русского балета и его жриц, а они – в восторге от Японии в целом»[11]. Долгое время с русским балетом работал в Японии танцор, балетмейстер и антрепренер Ян Янович Доморадзский. В последний приезд Японию он привез труппу для выступления в театрах крупной компании « Сётикудза»[12].

Балерина Яновер. Архив Музея Русской культуры в Сан-Франциско

Японские театры и крупные кинотеатры Японии, дающие между представлениями и сеансами картин концертные отделения, считали программу неполной без русского балета. Всегда приглашали русских балерин и для выступления во время проведения различных торгово-промышленных выставок, которые часто устраивались в Японии. По рассказам балетмейстера Н.М. Сокольского, на выставке в Косиэн, где успешно выступал его балетный ансамбль, посещаемость доходила до 300 тыс. человек в день[13]. На другой выставке, в г. Йоккаити, около Нагойи, побывали известные артисты О. Малинина и В. Туренин со своим балетным ансамблем. Все 50 дней, пока работала выставка, на ней выступали русские артисты, пользуясь неизменными симпатиями японцев[14]. Работая на этой выставке, О. Малинина и В. Туренин встретили многих русских артистов, прочно осевших в Ниппоне. Возможно, они встречали и труппу «Астор-трио», организованную тремя русскими артистами – Ниной Бойсен, Жоржем Жмаевым и Николаем Клевчиковым и известную исполнением акробатических танцев.

Выступление русской балерины-любительницы в Токио. Собрание И. Долговой (Токио)

«Рубеж» отмечал, что артисты восторженно отзывались о Японии, ее красотах природы и размахе строительства, а также об исключительно внимательном отношении к ним японцев и горячем приеме, который они оказали танцовщикам. «Отношение к нам прекрасное, и жаль будет покидать эту гостеприимную страну», – писали артисты «Рубежу»[15]. Они остались довольны и своим импресарио Вадамори, и заработками, и дорогими подарками, которые преподносила им публика.


[1] Книга о Павловой. Dandré V. Anna Pavlova in art & life. – New York, B. Blom, 1972. – 408 p. illus. – Reprint of the 1932 ed. published under title: Anna Pavlova. Книга об Анне Павловой, написанную ее мужем. Англ. На рус.: Дандре В. Анна Павловна. – Берлин: Петрополис, 1933. – 413 с.: ил.; Дандре В. Анна Павлова. Жизнь и легенда. – М.: Вита Нова, 2003. – 592 с.

[2] В.С. Художник танца: Шанхайский успех М. Камаки (Лео Д’Онорэ) // Рубеж. – 1943. – № 13 (25 апр.) – С. 34, ил.

[3] Жукова А.В. Об этническом темпераменте японцев… Этнографическое обозрение Online • Март 2006 http://journal.iea.ras.ru/online/2006/EOO2006_2a.pdf

[4] Классический танец в Ниппоне: Юсаку Адзума и его токийский балет // Рубеж. – 1942. — № 42 (10 нояб.) – С. 13, ил.

[5] В Токио оплакивают смерть Элеоноры Павловой // Новая заря. – 1941. – 8 окт.

[6] Луганов К. Музыка в каждом движении: К предстоящему приезду в Харбин балерины Нины Антарес // Рубеж. – 1934. –№ 32 (4 апр.). – Обл. – С. 15, ил.

[7] Королевы бала // Рубеж. – 1931. – № 6 (1 февр.). – С. 15: портр.; Зарин Н. «Марвари» – радуга огней. Чудо-танец, подарок балерины Н. Кожевниковой Харбину из далекой Индии // Рубеж. – 1937. – № 32 (7 авг.). – С. 19: фот., портр.; Блестящая карьера Харбинки: Нина Кожевникова в составе шанхайского ансамбля // Рубеж. – 1941. – № 43/16 (25 окт.). – С. 15: фот.; Шанхайская терпсихора и ее служители: Город-гигант Восточной Азии стал местом сбора русских балетных сил // Рубеж. — 1942. – № 40 (20 окт.). — С. 17: портр.; Ратова (Тюрина) Н. Прима-балерина Нина Кожевникова // Друзьям от друзей. – 1991. — № 34 (май). — С. 55–58.

[8] Андерсен Л. Русский балет в стране вишни. // Рубеж. – 1936. — 4 июля. — С. 20.

[9] Андерсен Л. Когда цветет сакура… Харбинские балерины в стране Восходящего солнца // Рубеж. – 1938. – № 23 (4 июня). — С. 13–14, ил.

[10] Оргинский Г. Харбинские артисты в Ниппоне // Рубеж. – 1938. — № 42 (15 окт.). – С. 14, ил.

[11] Мирное завоевание Японии…: Русский балет пленяет сынов Восходящего солнца // Рубеж. – 1938. — № 25 (14 июня). – С. 17.

[12] (Доморадзский Я.Я. Некролог) // Незабытые могилы. – Т. 2. – С. 410.

[13] Оргинский Г. Лавры и тернии европейских артистов, выступающих на выставках в Ниппон // Рубеж. – 1936. –№ 31(25 июля). – С. 12–13, ил.

[14] Н.А. (Дайрен). Русские артисты в Иокаичи // Рубеж. – 1936. – № 31(25 июля). – С. 13, ил.

[15] Аргус. Русские артисты в Ниппоне. Успехи «Астор-трио» в Нагойе // Рубеж. – 1937. — № 26 (26 июня). – С. 19, ил.

Автор: Admin

Администратор

Добавить комментарий