Континентальные и религиозные истоки японской традиционной музыки

Сейчас японская традиционная музыка представляется очень самобытным явлением в мировой культуре. К этой самобытности она шла долгим путём многовекового развития. И если обратиться к исторической ретроспективе, то в самом начале становления японской музыкальной культуры можно обнаружить два основных истока – континентальный и религиозный. Именно об этих факторах, оказавших значительное влияние на японскую музыкальную культуру, и пойдет речь в данной статье.

Рассмотрим религиозные истоки японской музыки.

На музыку Японии мощное воздействие оказал синтоизм и буддизм, а также конфуцианство.

Синтоизм является исконно японской религией, она складывалась задолго до появления буддизма в Японии.

Синтоистское мировоззрение включает в себя элементы анимизма, шаманизма, культа природы, героев и предков.

Для поддержки связи между миром людей и миром духов (ками), проводились различные обряды. И музыка неизменно их сопровождала [1].

Исследователь музыки Дальнего Востока У Ген-Ир считает, что «музыка пения-заклинания и танца во время синтоистских обрядов − начало истории музыки Японии» [2].

Позже музыка и танцы синтоистского культа получили наименование кагура.

История этого жанра восходит к мифологии: к пляске богини Амэ-но Удзумэ для возвращения в мир богини Аматэрасу. Схожий обряд проводили японцы при похоронах. Считалось, что песни и танцы могли возвратить в мир душу умершего, как пляска Амэ-но Удзумэ.

Большое внимание придавали обряду ниинамэ-сай (вкушение нового риса), во время которого исполнялись танцы «Кумэ-маи», «Киси-маи», «Госэти», «Ямато-маи» и песни «Та-ута» и фудзоку [1].

Сохранились сведения о песнях утагаки, которые исполнялись при брачных обрядах.

Считается, что слова ута (песня) и одори (танец), употребляющиеся в японском языке до сих пор, происходят от древних времен эпохи кофун-ямато [2].

В древнейшей музыке синтоизма еще не было фиксированного звуковысотного положения, не существовало музыкальных ладов. В. Сисаури, на основании трактата «Тайгэнсё» утверждает, что музыка, связанная с синтоизмом не была подвержена «никакому влиянию со стороны заимствованной китайской музыки и до XI века исполнялась вне системы фиксированных звукорядов» [1].

В VII-VIII вв. в Японии получает распространение музыка, связанная с буддийским культом. Её основой были буддийские тексты (сутры и гимны). Эти распевы назывались в Японии «сан» и исполнялись на родном языке, санскрите и китайском. Впоследствии все буддийские песнопения стали называть «сёмё», что в переводе «лучезарное пение» [3].

С буддизмом связаны и песни имаё. Их пели светские исполнительницы, но тексты содержали элементы буддийского мировоззрения. Музыкальная составляющая песен имаё происходила от инструментальной музыки гагаку [4].

Косвенное влияние (через Китай) на музыку Японии оказало конфуцианство.

Концепция церемониальной музыки проистекала из морально-политического учения Конфуция.

В конфуцианстве основа идеального общества заключалась в долге и соблюдении гармонии. Чтобы это можно было реализовать на практике, требовалась регламентация человеческих взаимоотношений. Считалось, что для изменения нравов и обычаев в обществе лучше всего подходит музыка. В исторических записках «Ши-цзи» говорится: «Музыка символизирует добродетель, церемонии препятствуют безнравственности».

Таким образом, музыка и ритуал должны были изменять в лучшую сторону чувства людей, и практически являлись средством государственного управления [1].

Теперь перейдем к континентальному фактору, отчасти взаимосвязанному с религиозным, так как буддизм и учение Конфуция проникли на японские острова с континента.

Считается, что в V-VI веках Япония стала приобщаться к культуре Кореи [1]. В «Нихон сёки» отмечены факты появления иноземных музыкантов в Японии. Так, в 453 году для проведения похоронной церемонии императора Ингё была приглашена группа корейских музыкантов. В VII веке корейский музыкант по прозвищу Мимази обучал японских детей музыке и танцам.

Китайская музыка появляется в Японии позже корейской, в период династии Тан (618-907 гг). В Японии эта музыка получила название «тогаку» [2]. Церемониальная музыка гагаку, танцы и пантомима, которая исполнялась под сопровождение оркестра, также была заимствована из Китая и Кореи [4].

Гагаку – преимущественно инструментальная музыка. Её классифицировали по странам, из которых были заимствованы произведения. Этот принцип был введен в Китае, и продолжал свое существование в Японии.

Обычно было две категории – музыка «левой стороны» и «правой стороны» (так размещали и музыкантов на сценической площадке). К «левой стороне относилась китайская музыка тогаку и музыка Линью (нынешний Вьетнам), к «правой» − комагаку (корейская музыка) и музыка царства Бохай, располагавшегося на территории Манчжурии в VIII-X вв [2].

Однако на музыку Китая оказывало влияние также искусство Индии и Средней Азии. Существуют исторические источники, в которых есть сведения о том, что «в конце VI века в Китае было создано семь музыкальных управлений, среди которых были управления индийского, бухарского и самаркандского искусства» [4].

Таким образом, получается, что и такие далёкие от Японии культуры оказали влияние на становление традиционной японской музыки.

До появления в Японии континентального искусства музыкальный инструментарий не был развит. До заимствования музыки гагаку «существовали древние примитивные инструменты, свистульки из глины или камня, которые назывались фуэ». Все флейты эпохи Нара и Хэйан были заимствованные.

Любой струнный инструмент в древности называли «кото». Происхождение японского кото (ямато-гото или вагон) до сих пор остается неясным – или это исконно японский инструмент или он был также заимствован [1].

Кото, как и флейты, был обязательным музыкальным инструментом при проведении синтоистских обрядов. Считалось, что благодаря этому инструменту можно было снискать милость богов.

В музыке гагаку немаловажное значение отводилось партии хитирики – инструменту с резким тембром и исходящей из технических параметров возможностью только очень громкой игры. Этот инструмент тоже «пришёл» из Китая, но и там он был заимствованным. Считается, что хитирики (в Китае – били) был инструментом северных варваров, и его настоящее имя «свирель скорби» [4].

Элементы музыкальной фактуры в Японии также были китайскими. «В репертуаре кангэн сохраняются произведения, структура которых ограничена практически китайскими элементами − мелодические линии хитирики и рютэки представляют собой вариант унисонной линии».

Музыкальные размеры в гагаку большей частью четырехдольные и восьмидольные. Главный признак этой метрической сетки – симметричность. Считается, что принципы этой организации восходят к архитектонике древнейших образцов китайской поэзии, которые использовались в конфуцианской «правильной» музыке.

Части музыкальных циклов обозначают терминами, заимствованными из китайской литературы – дзё (вступление), ха (разлом) и кю (прорыв).

В целом, корейская и китайская музыка была преобладающей в Японии вплоть до X века, пока не началось формирование национального стиля вагаку (японская музыка) [4].

В заключение отметим, что восприимчивость к чужой культуре является одной из отличительных особенностей Японии. Но, принимая элементы иноземной культуры, японцы всегда отбирали то, что ближе их менталитету. Так или иначе, то, что оказывалось чужеродно для них – отбрасывалось, а на основе воспринятого формировалась собственная культура.

Так произошло и с музыкой. Приверженность традициям, стремление к их сохранению привело к тому, что древняя церемониальная музыка гагаку, давно исчезнувшая из стран, в которых она зарождалась, до сих пор исполняется на официальных церемониях в Японии, а многовековые традиции исполнительства передаются новым поколениям музыкантов.

Уникальность японской традиционной музыки и заключается в этом – несмотря на колоссальные изменения в мировой культуре, в японской музыке сохраняется связь с наследием древних культур и осуществляется преемственность поколений.

Список литературы:

  1. Сисаури В. И., Церемониальная музыка Китая и Японии / Под ред. К. Ф. Самосюка, Ю. В. Козлова. – СПб.: Филологический факультет СПбГУ; Издательство СПбГУ, 2008. – 292 с.
  2. У Ген-Ир. История музыки Восточной Азии (Китай, Корея, Япония): Учебное пособие. – СПб.: «Издательство ПЛАНЕТА МУЗЫКИ»; Издательство «Лань», 2011. – 544 с.
  3. Гудимова С. А., Музыка в контексте культуры: Сб. ст. / РАН. ИНИОН. Центр гуманит. науч.-информ. исслед. Отд. культурологии. – М., 2017. – 447 с.
  4. Музыка народов Азии и Африки. / Составление и редакция В. С. Виноградова. – М.: Всесоюзное издательство «Советский композитор», 1984. Вып. 4. – 327 с.

Автор статьи: Лидия Шамсутдинова, секретарь Курганского отделения ОРЯ, магистр философии

Автор: Admin

Администратор

Добавить комментарий