«Камушки на японском архипелаге»

В качестве вступления:

«В жизни каждого человека есть дни, которые следовало бы записать.

Это такие «дни», которые могут представлять интерес не для него одного, а и для других» — Шульгин Василий Витальевич.

Задолго до этой идеи Вольтер написал: «Секрет быть скучным состоит в стремлении рассказать всё». Постараюсь найти «золотую середину» и отобрать несколько «камушков», которые мне попались во время моей жизни в Японии.

Япония интересовала меня задолго до того, как я стал работать в торгпредстве СССР и РФ в Японии. В букинистических магазинах на Старом Арбате, я иногда покупал книги о Японии.

Вот что написал наш соотечественник, этнограф польского происхождения, Вацлав Леопольдович Серошевский в книге «Дальний восток», изданной в 1909 г.: «Япония — это удивительная страна, где поезда не опаздывают, хотя железнодорожное движение чрезвычайно оживленно. Страна, где письма не теряются, отправленные вещи приходят во время и в целости. Страна, где прислуга обязательнейшая и учтивейшая в мире, где никто не требует «на чай», там же, где не бывало иностранцев, даже совсем не знают этого унизительного обычая».

А вот как характеризовал японцев в наши дни, Ричард Льюис – известный лингвист и специалист в области межкультурных исследований.

«Японцы очень сильно отличаются от других народов своей культурой; их уникальность, вероятно, обусловлена тремя основными факторами: исторической изоляцией, перенаселенностью, обусловленной географическим положением, и самим японским языком».

Общение (первые шаги)

О «трудностях перевода» писали многие, но путь к пониманию японцев, у каждого свой.

Мой приезд в Торгпредство СССР состоялся в мае 1976г., в должности старшего экономиста экономического отдела. В середине 70-х, не смотря на то, что в наш отдел приезжали люди со знанием языка, нам полагалось повышать свой языковой уровень, для этого мы два раза в неделю, до работы, ходили на часовые занятия японским языком. Педагогом был г-н Иноуэ Кэйити, сэнсэй с большим опытом использования русского языка, включая отдел иностранного вещания NHK.

Щуплый, небольшого роста , пожилой человек, что-нибудь около 80 лет, прекрасно говорящий по-русски.

Думаю, кто-то из его учителей был из русских дореволюционной России. Урок начинался с предложения выпить по чашке чая. На что Иноуэ — сэнсэй неизменно произносил : «Не откажусь». Через пару минут дверь открывалась и женщина вносила поднос — она имела пышные формы, сначала появлялся её бюст, а потом и поднос с чаем. Ещё Пильняк в своей книге «Корни японского солнца» писал об умении японцев в любых ситуациях скрывать свои эмоции. Но, через пару месяцев наших занятий, Иноуэ — сэнсэй, задумчиво глядя вслед уходящей дамы, произнес: «Люблю полненьких». Так мы поняли, что барьер между учителем и учениками снижен до оптимального уровня, и мы можем общаться на любые темы.

Практика работы в Японии показал, что как бы ты хорошо не знал язык, всегда можно оказаться в непредсказуемой ситуации, особенно если используется идиоматические, или простонародные обороты речи. Вот несколько примеров:

В середине 70-х штат торгпредства с членами семей насчитывал боле 150 человек.

Руководство приняло решение, улучшить жилищные условия сотрудников и построить новый жилой дом. Строительство поручили крупной компании «Такэнака Комутэн». Наш хозяйственник следил за качеством работ. Сотрудников экономического отдела приглашали для переводов. Мы по очереди ходили на эти встречи. Мне казалось, что работы выполнены идеально (особенно на фоне качества подобных работ в Москве в 1970 –е годы), но наш грозный хозяйственник был другого мнения. «У нас так не принято! Пол гавно! Переведи!». В повседневном японском языке такие выражения не встречаются, но я вспомнил рекомендации одного опытного переводчика: «Не тушуйся в любых ситуациях, пусть думают, что разговаривают друг с другом».

Я нашел обтекаемую фразу, что, мол, качество отделки нас не устраивает. Японская сторона не стала спорить и заявила, что всё исправят.

То, что даже у известных переводчиков бывают накладки, я понял, когда попал на переговоры делегаций на высоком уровне, представителей профсоюзов СССР и Японии. После стандартной фразы того времени: «Не смотря на, препятствия, чинимые администрацией Рейгана……», японская переводчица, прекрасно говорящая на русском, вдруг неожиданно запнулась и тихо спросила нашего профсоюзного лидера: «Простите, что чинит господин Рейган?».

Но, пожалуй, наиболее распространённая проблема в японском языке – это правильное чтение и произношение имен и фамилий. Если открыть специальный словарь имен и фамилий, то сразу станет ясно, где «собака зарыта». Некоторые имена имеют по несколько чтений. На первых порах это вызывало у меня удивление, когда придя на переговоры по хозяйственным вопросам, с единственным работающим в нашем штате японце, господином Хими- сан, его соотечественник взяв его визитку, спросил: «господин Нагами?». «Нет, меня зовут Хими».
«Сабису»

Мои первые впечатления я бы назвал впечатлениями «чайника» или «сирото» , しろうとー (素人).

Не смотря на то, что, по рекомендации людей ранее работавших в торгпредстве, мы привезли масса хозяйственных вещей, выяснилось, что в наших вещах не оказалось обычного чайника. (Был соблазн написать – «Чайник» забыл чайник). Поэтому в первый же день после работы, мы с коллегой пошли в ближайший магазин. – «Сугинокия». У его входа в нескольких метрах стоял внушительный трехкамерный холодильник, на котором было написано – «Это мусор». В 1976 году, подобный «мусор» в Москве был несбыточной мечтой. Но времена меняются, в наши дни в Японии такую картину увидеть невозможно. В стране приняты строгие меры по утилизации бытовой техники (что-то подобное мы пытаемся сделать в наши дни).

В первый же свой выходной я решил повести свою семью на Гинзу, естественно, в то место, которое красуется на множествах открытках. Это перекресток, где с одной стороны стоит здание с эмблемой компании «Мицубиси», а, напротив, по диагонали расположен универмаг «Мицукоси». В воскресенье, центр Гинзы закрыт для движения транспорта и заполнен гуляющей толпой.

Мы нашли уютное кафе и сели у окна, чтобы попробовать токийское мороженное и посмотреть на пеструю толпу, представителей разных стран мира.

Приветливая официантка принесла меню, и мы выбрали красивые композиции из мороженного, фруктов, печенья. Через минуту она вернулась и перед каждым из нас положила по красивому карандашу и цветной резинке.

Тут я решил применить свои «мощные» знания японского языка полученные на первом уроке лексики в ИСАА при МГУ: «Корэ ва нан дэсука?» — «Что это?» спросил я.

«Это карандаш и резинка!» — бесстрастно ответила официантка. Фраз типа «разуй глаза, Вася!», в японском обиходе, не говоря о сфере услуг, не существует. Чтобы не обидеть непонятливого «гайдзина» (иностранца), она добавила: «Сабису дэсу».

В середине 70-х в СССР такого понятия ещё не существовало. В Японии «сабису» повсеместно применялось при предоставлении товаров и услуг! Во время моих служебных командировок, покупки товаров или услуг постоянно сопровождались получением «сабису». В большинстве случаев это были одноразовые бумажные носовые платки, канцелярские товары, либо дешевые настенные часы из Китая и стран Юго-Восточной Азии.

В случае, если вы постоянно пользовались какими-либо услугами, «сабису» мог иметь более существенные формы. Во время последней командировки, я постоянно ходил в бассейн при районном фитнесс клубе «Типнесс». За такую преданность был вознагражден, внушительной ручной соковыжималкой из нержавеющего сплава (работает исправно, по сей день) и складным велосипедом, который легко помещался в багажнике автомобиля.

В торгпредстве подавляющее большинство моих коллег выписывали газеты, и в мои обязанности входило оформлять месячные подписки и возобновлять или прекращать доставку газет. От каждой газеты приходили разносчики, которые в конце года приносили «сабису», как правило, это были копии известных авторов «Укэёэ». Сейчас часть этого «сабису» украшают офис «Ассоциации японоведов» в Москве.

Потери

За последние годы в России произошли заметные изменения, прежде всего, в качестве жизни. Внешне мы стали значительно ближе к стандартам мирового уровня (особенно в крупных городах?).

Однако были ситуации, которые мне запомнились, как присущие только Японии. Это, прежде всего, о возможности потерять, что-либо. Вероятно, как и в любой другой стране, это возможно и в Японии, но в моей практике, часто «эти возможности» сводились к нулю!

Приведу лишь неколько примеров.

Учитывая специфику страны, прежде всего языковой барьер, на сотрудников экономического отдела, помимо основных обязанностей возлагались разные общественные нагрузки. Мне по наследству от моего коллеги досталось роль организатора туристических загородних поездок.

Я приобрел двухтомник «Вокруг Токио» и последовательно осваивал рекомендуемые для поездок места. В Японии туризму уделяется много внимания и с каждым годом качество обслуживания растет заметными для туристов темпами. Мне хотелось найти что-либо необычное. И в один из воскресных дней мы решили посетить остров Осима с потухшим вулканом, садом камелий, снующими нагловатыми обезьянами. На торгпредском автобусе мы за пару часов доехали до курорта Атами, а затем на пароме минут за сорок добрались до острова. В те годы он был мало обустроен, и в этом была его прелесть, некое подобие «Wild Nature». Мои спутники были довольны, все захватили с собой фотоаппараты и, естественно, «о-бэнто». Мы после прогулки пообедали на пустынном берегу среди валунов и шныряющих чаек. С погодой повезло, пахло морской водой и водорослями, запах детства, который напоминал мне о годах, проведенных в 50-х годах в г. Сочи, где по заданию «отца народов» мой отец строил сочинский морской порт и вокзал. Большинство моих спутников взяли фотоаппараты, а наш водитель захватили видеокамеру – в то время новинку на рынке Японии. Первые экземпляры стоили довольно дорого около 250-300 тысяч иен (сумма близкая нашей месячной зарплате). Затем мы проделали обратный путь в Атами и уже поздно вечером добрались до Торгпредства.

На следующее утро не успел я появиться на работе, как в кабинет вошел расстроенный водитель. «Я забыл на острове свою видеокамеру!!». Я был в шоке не менее, чем пострадавший. В проспектах, которые мы получили в Атами, я нашел телефон турбюро и позвонил туда, мало надеясь на успех. Меня внимательно выслушали и ответили: «Каждое утро остров обходят полицейские, я свяжусь с местной палицей и сообщу, были ли какие-либо находки». Примерно, через пару часов раздался звонок и тот же голос бесстрастно сообщил мне: «Камеру Вашу нашли, сообщите адрес, мы её вышлем»… И на следующий день почтальон принес нам тщательно упакованную камеру. Быстрота всего произошедшего была удивительной!

Второй случай был не менее занятный. Обычно в конце командировки перед возвращением домой мы закупали разные сувениры, подарки и пр. Многие мои коллеги, составляли списки необходимых покупок и методично объезжали популярные торговые центры Токио. Я был не исключение. В один из воскресных дней незадолго до отъезда я поехал в район Акихабары, чтобы приобрести что-то из техники и купить сувениры. Всё было по отработанной схеме. Я въехал на Акихабару через район Канда и остановился у известного супермакета «ЛАОХ» в самом центре этого район. Все необходимые записки и деньги находились в небольшой сумке, которая, обычно висела на моем плече.

Когда с покупками я вернулся к машине, чтобы открыть дверь я снял сумку с плеча, поставил у переднего колеса, рядом с фонарным столбом, затем погрузил покупки в машину, уехал, оставив сумку, фактически у тротуара в центре улицы. О том, что чего-то не хватает, я понял лишь спустя три — четыре часа! С недобрыми чувствами я пошел к машине и через сорок минут вернулся к тому месту, где я останавливал машину. В воскресенье людской поток не ослабевает до вечера. Естественно, на моем месте уже стояла другая машина, а рядом мирно покоилась моя сумочка, с ценными для меня записями, и какой-то суммой денег оставшихся от покупок!

Не менее любопытный и другой, характеризующий эту страну случай. Как то во второй половине дня мне позвонили из секретариата торгпредства с сообщением, что один из наших руководителей потерял кошелек с только что полученной зарплатой. Назвали район в центре Токио, который я хорошо знал. Узнав по справочной номер Кобана (полицейской будки) этого района, я позвонил туда, и мне сказали, что « что-то» лежит у них. Через 30 минут я вошел в будку полиции и сразу увидел, что на маленьком столе лежит «наш бумажник». Я поблагодарил местных служак и собрался, было, бумажник забрать, однако мне сказали, что я не могу это сделать. Мне объяснили, что в Японии существует традиция (не писаное правило), в подобных случаях непременно благодарить нашедшего. На моё предложение срочно связаться с ним полицейский сказал: «Сейчас уже поздно, позвоните утром, до того как этот человек уйдет на работу». Зная, что японцы рано уходят на работу, я набрал его номер в 7-00. У него было что-то наподобие отгула, и он согласился приехать в торгпредство за вознаграждением. Где и получил его, после чего я беспрепятственно забрал в Кобане бумажник.

В заключении, хочу рассказать о случае, который рассматриваю, как исключительный. Как — то в разгар рабочего дня мне позвонил дежурный: «Требуется срочная помощь! » На одну из жен нашего сотрудника на эскалаторе, в универмаге «Ито Ёкадо» упала японская старушка, которая не удержалась на ступеньках. Удар пришелся на ладонь, выбит большой палец!. К счастью, универмаг был недалеко от Торгпредства, и в считанные минуты я был на месте.

Мне предстала жутковатая картина: в центре зала у выхода из супермакета стояла жена нашего сотрудника с поврежденной ладонью, от которой почти перпендикулярно отходил большой палец. Рядом суетился перепуганный менеджер магазина. Он сообщил, что уже вызвал скорую помощь, и будет сопровождать нас! Я предпочел ближайший к Торгпредству т.н. «Морской госпиталь», в котором хорошо знал местного хирурга. Происшествие произошло не в час пик, и мы довольно быстро были на месте. К счастью операция была не очень сложной, палец вправили и наложили легкий гипс. По рекомендации врача мы трижды посещали госпиталь, и в конце последнего визита хирург снял повязку и рекомендовал физиотерапевтические процедуры. Администрация «Ито Ёкадо» оплатила все посещения к хирургу — «Репутация ! Дай ити!».

Я мысленно перенес этот эпизод в Москву и подумал, как бы поступила администрация ГУМА или ЦУМА?

Автор: Пясецкий Владимир Георгиевич

Автор: Admin

Администратор

Добавить комментарий