МЕМУРАКИ и ХОККУ

Он был одним из них – дерзких, веселых, талантливых молодых поэтов, объединившихся под именем МеМураКи (по первым буквам фамилий Медведева-Муллин и по средним – Куракин), которые вели искрометные стихотворные диалоги… Наташи Медведевой давно нет на свете. Михаил Муллин болел долго, мучительно. Узнала, что его больше нет, в день своего возвращения в Саратов. Это было так неожиданно и реально, как гром в голубом от солнца небе. Давно хотела написать о нем, разместить его шутливые хокку на сайте ОРЯ. Но благими намерениями, как известно, мощены многие дороги…Теперь написать хоть немного о Мише Муллине – мой долг.

Он любил Японию и очень чувствовал ее красоту и мудрость. Был неизменным членом правления Саратовского регионального отделения ОРЯ и очень помогал нашему председателю Марине Дьяковой. Помню, когда в конце 90-х мы устроили первый в губернии конкурс хокку, на нас обрушились целые горы писем (тогда еще писали письма) с вариантами трехстиший доморощенных поэтов. Львиная доля работы пала на Мишу − кому ж их оценивать, как не профессиональному поэту, члену СП России? К тому же он сам писал хокку…

Он был большой поэт, очень разный: и прозрачный лирик, и автор замечательных детских стихов и крепкой прозы, и блистательных стихотворных пародий и шаржей.

МураКи: Муллин + Куракин

Вот одно, из его «нетленки»: «Отчего столько шума без драки? / Почему так ликует народ? / Это просто родился Куракин, / В честь него наступил Новый год»… Не стану разбирать муллинское «серьезное» творчество – на то есть профессионалы. А вот о хокку его стоит рассказать.

…Миша молчун, но уж когда разговорится – только успевай впитывать его мудрые мысли. Миша ворчун, но крепко привязанный к друзьям и людям, духовно ему близким. Миша сатирик, он обладал своеобразным, совершенно безотказным юмором.

Это он подсказал название моей книги – «Японские страдания». Есть же саратовские страданиятакие протяжные одноголосные песни о душевных переживаниях. А у нас в поездке были свои, японские страдания.

Это с Мишей на банкете в честь открытия Японского центра в Саратове и визита Посла в голодные 90-е годы мы тихонько подъели с тарелок всё их «нижнее» украшение − салатные листья… Это он учил меня превращать оригамный кораблик в петушка. Да мало ли что можно еще вспомнить из нашей 22-х летней, насыщенной жизни в ОРЯ!..

Книга Муллина «Катамаран»

Хокку Миши ироничны: он жил на окраине города, далекой от цивилизации и удобств, шутливо сравнивая ее с японскими реалиями. Вот предисловие автора к разделу «Подражание японцам» в подаренной мне книге «Катамаран».

«Познакомившись с японскими поэтическими формами танку и хокку, я так восхитился их изяществом, что сразу решил попробовать силы в этих жанрах. Однако реалии поселка Агафоновка, в котором я тогда жил, несколько отличались от японских, особенно с точки зрения благоустройства, и это наложило свой отпечаток на мое творчество. Кроме того, я никак не мог выбрать, что именно предпочесть: пятистрочные танки или трехстрочные хокку, и поэтому сложил число строк и разделил пополам так у меня получились четырехстрочные миниатюры, сродни русским частушкам. Однако, из уважения к жанру, я записал свои стихи в три строки и назвал их «агафоновские хокку».

И вот – некоторые Мишины «перлы».

Над Фудзиямой луна освещает ветку сакуры.
Погас в Агафоновке свет –
Нам ничего не светит.
***

Над Саппоро светит луна, освещая ветку сакуры.
Над Сызранской – тоже луна,
Но деревьев на улице нет.
***

Марс, словно самурай, вышел на небо, кровавый.
Сосед мой совсем не звезда.
Но нос его тоже красный.
***

Мальчик, заплакав, ушёл – девчонка к нему не явилась.
Как я его понимаю –
Мне не дождаться трамвая!
***

Боги желанье моё выполнили до половины:
Хотел я на Фудзи попасть,
Попал же на Сызранской в яму.
***

Низкосклонённый, смотрю на священную Фудзи.
Но пелена вдруг с душевного взора упала:
Вижу опять я трубу и пылающий Крекинг*
___________________________________________
* Крекинг — завод в Саратове

Здесь есть его «японские» хокку

 А еще Миша писал «Японские частушки», восполнив сей, как он говорил, «пробел» японского фольклора.

– Ты зачем же, продавщица,
Высверлила гири?
– Это я тренировалась
Делать харакири!
***

Как в Японии далёкой
Расцветает сакура.
А в России цены скачут –
Не укупишь сахара!
***

Не хвались, приятель Ваня,
Своей милкой через край –
Вот моя матаня Таня –
Настоящий самурай!
***

Фильм смотрю, печалясь взглядом,
Слёзы катят по усам:
– Не топи Муму, не надо,
Дорогой Герасим-сан!
***

Пригласи меня в кино,
Я надену кимоно.
Танцевать ты, хоть и в брюках,
Не умеешь все равно!
***

Мой милёночек – с умом,
Занялся борьбой сумо.
Вес набрал, и Жигулёнок
Перестал возить его!
***

Я иду, а мне навстречу –
В кимоно японочки…
Больше вы мне не нужны,
Саратовски девчоночки!
***

– Ах, японский телевизор –
Миллион отдать не жаль!
– А у моей-то у Наташки
Поширей диагональ!
***

Вы не красьте, парни крышу –
Крыша очень тонкая!
Вы не ешьте, девки, рису –
Станете японками!

Муллин и потом сочинял шутливые японские стихи:

… Японочки в лиловом кимоно
Во дворике играли в домино.
Хотя, конечно, с их чертами тонкими
Они и в ГО вполне играть могли бы…
Но все ж в связи со вкусами японскими
У них все время получалась «рыба».

Он очень радовался, когда, наконец. вышла моя книга, где едко высмеян местный «кидала». Ярко талантливый человек, Миша всегда умел ценить талант в других… Радовался, умел… Нет, я еще не готова к тому, что его больше нет. Кто поднимет настроение новой остротой или развлечет гостей общества парадоксальным муллинским «хокку»? Звучат шаги, мои друзья уходят…

Миша на встрече Года Обезьяны в нашем литературно-художественном клубе «У Кобзаря»
Муллин читает свои хокку на презентации моей книги «Нэдзуми»

Ирина Крайнова, пресс-секретарь Регионального Саратовского отделения ОРЯ

Автор: Admin

Администратор

Добавить комментарий