Нингэн ису: тридцать лет в одном кресле

После публикации на нашем сайте статьи Галины Дуткиной о музыкально-пластическом спектакле по мотивам мистического рассказа Эдогава Рампо «Человек-кресло», поднялась поистине мистическая волна откликов. Нам прислала свой материал о своей любимой японской хард-дум-металл-рок группе «Нингэн ису» (что и означает «Человек-кресло»!) живущая в Токио Татьяна Романова. С радостью публикуем!

«Человек-кресло» (Нингэн ису, 人間椅子) Эдогавы Рампо точно знают все, кто читает эти строки, а знаете ли вы, что как и и Эдогава Рампо, «человек-кресел» в японской природе два?

В яблочно-снежном регионе Тохоку, где говорят на чуднОм и самом «неяпонском» диалекте Цугару, а символом городка является просто режущая глаз свастика, один 14-тилетний паренек одолжил такому же, но еще малознакомому субтильному мальчишке пластинку KISS в музыкальном салоне, где оба спускали все свои скудные накопления. Потом, совершенно случайно, была общая старшая школа, «присалонная» рок-банда и эйфория от Deep Purple и Led Zeppelin, все тех же Kiss, Judas Priest, Queen.

Но жизнь разбросала, что удивительно, по столице и лишь в год окончания университета и опять в музыкальном салоне, но на этот раз Акихабары, куда почти выпускник отделения русской литературы Софийского университета Судзуки заглянул в поисках очередной подработки и столкнулся с другом детства и теперь уже почти готовым буддологом Вадзимой, а у того уже был план. Вот он второй, всепереворачивающий момент в жизни этих двоих. По итогу встречи московский офис Хитати потерял клерка, но одиозный рок-герой был рожден.

В этом году (2019) хард-дум-металл-рок группа «Нингэн ису», что названа «как-то мистически и круто, как «Black Sabbath», и чтобы из двух слов» (Вадзима) с размахом, в узких кругах, отмечает свое 30-тилетие и первый, но уже третий переворот – узнавание и признание за пределами Японии. Это сейчас миллионы просмотров на Ютубе, тур в Европу 2020, раскупаемые за считанные дни новые мерчи, а были и годы публичного забвения. Одно проживание в субкультуральном районе Коэндзи – гнезде бедных студентов и музыкантов, где «красиво одетая девушка выглядела подозрительно, ибо там обитали одни грязные ублюдки» (Судзуки) на протяжении 20-ти лет, вечные подработки − от идзакая до доставки посылок на JPost, пропитания ради. Но это демоническое «never give up!» и по альбому практически каждые два года, да какому альбому (!) принесло, хоть запоздалые, но годные плоды. Сейчас «Нингэн ису» в народе называют японо-британской классикой, хранителями великого рока 70-х, от которого мало что осталось на родине того рока.

Перманентно льются призывы от неожиданно возникшей мощной волны (не хочу писать страшное для Тохоку слово) зарубежных фанатов такого содержания: «ждем вас в Париже, Риме, Барселоне, Калифорнии, Австралии, Канаде». Что сейчас, с опозданием на 25 лет чувствуют эти «мальчишки из Хиросаки», с какими мыслями засыпают после громких и, для 50+ выжимающих все силы живых концертов, визга разновозрастных «девчонок» у сцены? Потока хвалебных постов в соцсетях на всех языках мира? Радостно ли им? Грустно ли им? По-буддийски никак?

Мой личный фанатский альтруизм, помимо качества музыки, питается и литературностью их творчества. Рок-лирика, сама по себе, всегда требует понимания, что там у автора на уме и на душе. У наших ребят на уме все просто: буддизм, его же ад, азартные игры, самураи, человеческие страсти, японская мифология и обязательно кайдан, оттого и сценические образы столь нетривиальны, но и не приторно-кабукоподобны, как у большинства японских музколлективов.

Литературный рок «Нингэн ису» – это когда в качестве «либретто» к композиции нужно читать рассказы Эдогавы Рампо: «Caterpillar» (芋虫), «Injuu (陰獣; Weird Beast)», «Odoru Issunbousi» (踊る一寸法師), «The Fiend with Twenty Faces» (怪人二十面相), «The Hell of Mirrors» (鏡地獄), «The King of Terror» (恐怖王) так и далее. Не забыть Мисиму, Акутагаву и неяпонца Лавкрафта. По моему скромному мнению, вот истинные популяризаторы японской литературы и Минкульт рано или поздно обязан это отметить. Но пусть опять не поздно, ибо жизнь скоротечна, как лето в горах Аомори…

В 2016-м году «Нингэн ису» были приглашены к участию в неком российско-азиатском манга-музыкальном фестивале, о чем анонсировали и со сцены и в ряде интервью, и даже в официальном Твиттере было − и по сей день написано по-русски: «Группа «Нингэн Ису» выступает на мероприятии в Москве!!!». Однако в Москве что-то пошло не так. Прошло три года, а намерения поехать с концертами в Россию тверды и поныне. Я же постараюсь содействовать по мере сил, и если будут идеи и надежные предложения, – пишите мне.

Татьяна Романова, Токио

Послушать исполнение хард-дум-металл-рок группы «Нингэн ису» можно здесь.


Об авторе

Татьяна Романова. Живет в Токио. Основатель просветительского лектория “Lectoriun Oriens” в Токио, филиалы которого в настоящий момент действуют в г. Саппоро и г. Осака. Инициатор регулярных сезонных уборок на могилах соотечественнков на кладбищах Токио и Иокогамы. Ведет некрополистическую работу по гражданским могилам. С 2016-го года является региональным координатором движения «Бессмертный полк» в Японии/Токио. Ведет работу с русскоязычными учеными в Японии в качестве координатора RASA-Japan, в рамках деятельности которой проведено три ежегодных Междисциплинарных научных конференции, публичные Научные чтения, День российской науки и акция «Открытая лабораторная».

Автор: Admin

Администратор

Добавить комментарий