Михаил Галузин: надеемся увидеть российский флаг на Олимпиаде в Токио

Посол России в Японии Михаил Галузин рассказал в интервью РИА Новости по случаю Дня дипломатического работника о том, не пропал ли у Москвы и Токио интерес к переговорам по мирному договору, о разногласиях, которые сохраняются между двумя странами, и о том, что нужно для их преодоления. Он также сообщил, что российская сторона думает о размещении в Японии американских военных и систем ПРО, поделился своим мнением о перспективах развития экономических отношений.

— Каким, на ваш взгляд, станет нынешний год для российско-японских отношений, какие главные события запланированы?

— Год уже начался целым рядом важнейших мероприятий. Среди них я хотел бы выделить визит в Россию в январе генерального секретаря Совета безопасности Японии Сигэру Китамуры, его прием президентом Российской Федерации, консультации с секретарем Совета безопасности России Николаем Патрушевым. Состоялось у нас несколько важных мероприятий в экономической сфере. Это и переговоры по дальнейшему сотрудничеству в области мирного использования атомной энергии во время визита сюда гендиректора Росатома Алексея Лихачева в январе. В январе же состоялась масштабная презентация ПАО «НК «Роснефть» для заинтересованных представителей японского бизнеса, прошли переговоры о дальнейшем сотрудничестве в использовании транзитного потенциала России, прежде всего Транссибирской магистрали, для поставок японских грузов в Европу.

Конечно же, есть масштабный план сотрудничества в этом году и далее. Мы ждем премьер-министра Японии Синдзо Абэ в Москве на торжествах по случаю 75-летия победы в Великой Отечественной войне. Мы будем рады его видеть. Буквально через неделю в Москве состоится очередное совещание японо-российского и российско-японского комитетов по экономическому сотрудничеству. В мае будет дан старт программе межрегиональных и побратимских обменов двух стран.

— Можно ли ожидать, что в 2020 году Россия и Япония смогут укрепить взаимное доверие через разного рода обмены и контакты в интересах подписания мирного договора? Что для этого будет делать Россия?

— Я вижу задачу следующим образом: мы, разумеется, продолжим переговоры с Японией по мирному договору. Продолжим в соответствии с той же договоренностью, которой достигли наши лидеры, активизировать переговоры на базе совместной декларации СССР и Японии от 1956 года. Поскольку речь идет о весьма деликатных, чувствительных аспектах наших отношений, то очевидно, что для нахождения взаимоприемлемого решения такого рода вопросов, тем более в условиях нынешнего достаточно серьезного расхождения позиций сторон, конечно, требуется тщательная и кропотливая работа по формированию условий для взаимоприемлемых решений, для формирования подлинно благоприятной атмосферы наших отношений.

— А в чем расхождения?

— Я думаю, раз мы обсуждаем эту тему на переговорах, я не могу раскрыть какие-то детали переговоров. Но по большому счету у нас разные оценки по поводу итогов Второй мировой войны, разные взгляды по территориальному урегулированию. Мы считаем суверенитет России над южными Курильскими островами законным и неоспоримым. У Японии другая позиция. Но так или иначе, позиции достаточно разные и для их сближения требуются кропотливые переговоры и создание благоприятной атмосферы сотрудничества, доверия и дружбы, добрососедства, в которой легче решать любые чувствительные вопросы.

— Поскольку переговоры идут уже долго, а результата нет, то появилось мнение, что стороны не заинтересованы в решении проблемы. Так ли это?

— Нет, это не так. Я не могу говорить за японскую сторону, но скажу за российскую, что мы привержены необходимости заключения мирного договора. Собственно для этого мы и ведем переговоры.

— Визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Японию уже готовится?

— Мы сейчас находимся на этапе выработки графика дальнейших контактов.

— По проблеме размещения в Японии американской системы ПРО Aegis-Ashore позиции двух стран не сблизились?

— Круг наших озабоченностей гораздо шире, чем Aegis-Ashore. Речь идет о том, что существует японо-американский военно-политический альянс. Мы не рассматриваем Японию как угрозу. Но если говорить об этом альянсе, который предполагает в том числе наличие американских войск на территории Японии, мы не можем не обращать внимания на то, что нынешняя политика Соединенных Штатов в отношении России носит, мягко говоря, не дружественный, а, по сути, враждебный характер. Это мы тоже не можем не учитывать. Поэтому американские войска это вызов нашей безопасности, в какой бы стране они ни находились.

— В развитии экономических отношений с Россией есть ощущение, что японские компании как бы стесняются предавать огласке свои связи с российскими партнерами. В чем причина? Антироссийские санкции и нежелание вызвать раздражение в США, конкуренция или национальная гордость японцев?

— Сегодня в России работают около 270 японских компаний. По статистике, подавляющее большинство из них работает успешно, с прибылью и намерено и далее развивать бизнес с Россией. Я думаю, это связано с позитивной оценкой инвестиционного климата в России, с позитивной оценкой той огромной работы, которую проводит руководство нашей страны. Основа для расширения наших торгово-экономических связей существует. Очевидно и то, что потенциал пока не исчерпан и даже не задействован в полной мере. Например, если у нас товарооборот составляет около 20 миллиардов долларов по итогам прошлого года, то в 2009-2010 годах товарооборот составлял 30 миллиардов. Так что нам есть, к чему стремиться, есть резервы для сотрудничества. В прошлом году согласован и реализуется проект корпорации «Новатэк» с консорциумом японских компаний Mitsui и JOGMEC по освоению природного газа, сжижению газа и последующим поставкам его в Японию.

— Еще одна особенность — нерешительность и медлительность японцев в реализации проектов сотрудничества. Безусловно, сказывается японская практика «сто раз отмерь, один раз отрежь». Но устраивает ли это российских партнеров? Нет ли риска, что российские бизнесмены в итоге вместо Японии выберут сделки, например, с Китаем?

— Я исхожу из того, что российский бизнес выстраивает свою стратегию, определяет партнеров в каждой конкретной ситуации в зависимости от перспективности, выгоды того или иного проекта.

— Мы часто видим новости о задержаниях японских судов в российских водах. Какой выход есть для прекращения нелегального рыболовства между двумя странами?

— Наши отношения в области рыболовства опираются на целую сеть межправительственных отношений, которая регулирует сроки, объемы, видовой состав, порядок и методы рыболовного промысла. Главный путь к урегулированию проблем это обеспечение неукоснительного соблюдения режима действующих соглашений. Именно этого и добиваются наши контролирующие органы.

— Расскажите о подготовке посольства к Олимпийским играм в Токио? Что предстоит сделать?

— Мы, конечно же, готовимся к Олимпиаде, очень надеемся, что наши спортсмены примут участие в этом празднике спорта под национальным российским флагом.
Насколько я могу судить, конечно, наши японские партнеры понимают важность полноценного участия сборной России в Олимпиаде. Мы же, как посольство, уже сейчас принимаем меры к тому, чтобы оказать все меры содействия сборной России.

— Последние годы были отмечены активизацией культурных связей, много было выступлений российских крупных художественных коллективов, которые не нуждаются в Японии в рекламе. Но в России много мастеров малой сцены, коллективов десятков национальностей, живущих в нашей стране. Как сделать, чтобы с ними тоже могла познакомиться японская публика для того, чтобы узнать все многообразие и глубину российской культуры?

— Конечно, мы заинтересованы, чтобы российская культура была представлена в Японии в ярком широком многообразии, и соглашусь, что здесь предстоит сделать гораздо больше, чем сделано. Тем не менее здесь побывали по линии дружбы такие ансамбли, как «Терем-квартет», трио «Ветроград», «Московский квартет», дуэт «Романсиада», пианист Павел Нерсесян.

Источник

Автор: Admin

Администратор

Добавить комментарий