Русская в Японии

Хабаровчанка Александра впервые приехала в Японию вместе с шестилетним сыном примерно 13 лет назад — здесь она надеялась найти лучшую жизнь. Сегодня в Стране восходящего солнца у нее появилась семья, родился второй сын, есть дом, работа, стабильность. А еще мечта когда-нибудь все-таки переехать из немного сказочного, но такого непривычного и некомфортного мира обратно в неустроенную, чуть диковатую, но знакомую до боли Россию.

От автора: с Александрой и ее семилетним сыном Павлом я встретился в метро, мы пересеклись буквально на несколько станций. Идея узнать, как русским живется в Японии, зародилась задолго до этой встречи, поэтому я не стал упускать шанс и напросился в гости. К сожалению, попытка представить сразу несколько взглядов на жизнь в Японии от разных людей успехом не увенчалась — на предложение об общении многочисленное русскоязычное сообщество в Facebook отреагировало скептически.

Рассказ Александры ни в коем случае не претендует на универсальность и не является описанием русских в Японии в принципе. Это просто один из взглядов на устройство и законы довольно чуждого большинству россиян общества.

Добро пожаловать в Японию

Это волшебная страна, когда сюда приезжаешь — хочется вернуться. Но жить тут тяжело — и русским, и представителям других национальностей. Я приехала поработать много лет назад — никаких особых иллюзий по поводу Японии у меня тогда не было. Я ехала за деньгами — говорили, что здесь платят. У меня был маленький сын, 6 лет, в Хабаровске платили немного, с мужем не ладилось.

Поэтому собралась и отправилась работать хостес. Ехали неофициально, не как работники, а типа как туристы. Естественно, срок визы был ограничен, и через полтора месяца нас отослали обратно в Россию. Но за пять дней до отъезда мы с девчонками, с которыми вместе работали, пошли на дискотеку. Там я и познакомилась с Вильямсом, моим будущим мужем. Именно он потом уже делал для меня приглашения, и я сюда приезжала. Видимо, из-за этой встречи с Японией я и связалась.

Многие так делали, мои знакомые в том числе. А другие приезжали вообще по объявлениям в газетах — люди просто бежали из России, думали, что тут их ждет счастье. Сейчас им уже под 50, у многих дети, но далеко не все, к сожалению, смогли тут хорошую долю отыскать. Дети у них иногда даже не говорят на русском, очень далеки от матерей. Да и японские мужчины в силу особенностей менталитета не так просты… У нас, к счастью, в семье все немного по-другому — Павел говорит и по-русски, и по-испански, и по-японски, и читает даже. Пока по-японски, правда, только хирагану (слоговая азбука, одна из составляющих японской письменности)… Но для меня приоритет — родной язык.

Муж у меня из Перу — здесь вообще довольно много перуанцев и бразильцев. Его сюда прислали родители — семья бедная, четверо детей, он старший. У себя на Родине он успел даже поступить в институт какой-то физико-математический. Но доучиться он не смог — нужны были деньги и мама его сюда отослала, была возможность в 17 лет парню поехать в Японию. «Сыночка, придется уехать в Японию, работать, так надо». И он по поддельным документам, он ведь был еще несовершеннолетним, приехал в чужую страну, их здесь собралась целая группа, поселили в самой дешевой гостинице, капсульной, вместе ели, к ним приезжали японцы, их так и называли «работорговцы», и выбирали себе рабочих, забирали на свои объекты.

Всех разобрали в итоге, остались только двое — Вильямс и еще один парнишка, на годок, может быть, старше. Их отправили куда-то в пригород, на станцию, они там в японской семье жили и работали. Сперва, конечно, тяжко было — языка не знали, есть все время хотелось. Семья японская кормила, конечно, — но, так как сами ели, растущим организмам не хватало. И платили по местным меркам гроши — долларов триста в месяц.

Потом выяснилось, что тут какие-то махинации были. Вместо них кто-то деньги получал, им выдавали поэтому по триста долларов всего. Но вдруг приехал брат их работодателя, разобрался, взял их с собой в Токио, забрал их документы. После его вмешательства они стали получать по 3000 долларов. Это, конечно, была очень серьезная прибавка. Сразу отправил семье, они накупили американских автобусов бэушных… В общем стали зажиточными по перуанским меркам.

Как живется в Японии

Мы живем в маленькой квартире. Все тут, в принципе, живут примерно в таких же. Нам еще повезло — есть еще одно окно, оно только в угловых. Так вот, шуметь нельзя вообще — люди работают все время, в три смены, надо уважать соседей. Вообще везде в Японии это правило действует.

Эта квартира не наша — мы ее снимаем. В Токио очень многие снимают жилье, хотя в последнее время все больше берут ипотеки — что так платить 1200 долларов примерно, что так. Разницы нет особой. Нам еще повезло, что мы платим только за аренду. Есть дома, где приходится еще какую-то сумму платить единовременно при заселении, или раз в два года сдавать тысячи по три — вроде как на ремонт. Но у нас нет такого. Это, конечно, удобно. Тут у нас самые разные соседи — и японцы, в основном пожилые, и индусы, и из Южной Америки ребята.

Вообще японское общество очень тяжело принимает кого-то извне, оно зачастую не готово к этому. С другой стороны, что мне нравится, они никогда не покажут своего отношения. Они дружелюбны… Якобы. Я не сталкивалась с агрессией, может быть, я просто не вижу этого, и рядом этого нет. Радушия особого при этом тоже нет, надо признать, — мы для них что-то иноземное.

Они к иностранцам, как к дуракам, относятся — по-доброму, очень хорошо.

Я работала на фабрике книжной, там печатали все — от учебников до японской порнографии. Такой смешной… Комиксы тоже достаточно специфичные. У нас бы в стране просто не выпустили это в свет. И там работали люди с ограниченными возможностями здоровья. И они спокойно работали, им помогали, к ним хорошо относились. Поддерживают, подменяют, терпимо очень все. И в школах учатся с обычными детьми — им помогают все. И, для меня это было шоком.

Очень много слепых, которые сами передвигаются по Токио. Они их адаптируют к жизни, помогают им смотрители станций, с собаками-поводырями, тросточками. И много так… То ли и правда здесь их больше, то ли наши по домам сидят, а эти многие ходят.

Русские здесь работают часто хостес. Тут более-менее платят. 1700 иен в час… Есть работа, нет работы — сидишь на вейтинге, а зарплата капает. В «Макдональдсе» платят, например, 1000 примерно. Есть еще магазины, какие-то фабрики вроде моей книжной, уборка. Кто-то просто ради визы работает — иначе никак тут не остаться.

Многие дети-полукровки к тому же в модельном бизнесе. Вот Павлик наш. Недавно был на показе. Два прохода, фото, общение с другими ребятами — 350 долларов. Детям это очень нравится, для них это такой аттракцион — сок, бутербродики, развлечение. Дети часто вообще так подрабатывают. Им хорошо — особенно тем, кто по-японски говорит. Одна девочка — у нее мама тоже модель — так объехала пол-Японии, с какими-то выступала уроками танцев, что ли. Тоже наша, из России.

Но лично я не знаю каких-то историй, что русские здесь были бы какими-то топ-менеджерами, бизнесменами суперуспешными. Есть один знакомый… Он японист, у него жена-японка, она русист один из ведущих в Японии. И вот он пытался бизнес сделать. Так даже у него не получилось — хотя и связи, и язык… Не знаю, почему, но вот не идет.

И на работе у них довольно все строго. Я даже не о рабочем времени — тут все понятно. Ты, например, не можешь отказаться, если начальник сказал, что все вместе идут пить. Сказал пить — значит пить. И неважно, что тебе с утра за руль, что ты водитель, а он спать пойдет. Начальник сидит до 4 утра, и ты должен сидеть, не имеешь права уйти. Уважение такое, прогибание… А наши не могут так прогибаться.

Вообще у них много довольно непривычного. Поэтому нам своим мозгом понять все это тяжело. Муж мне сказал — ты либо воспринимаешь их такими, какие они есть, либо будет очень тяжело. Он-то подольше уже в Японии. А для меня вначале было очень много вопросов «почему?», «для чего?», «зачем так делают, это же невозможно?». Но когда мышление поменяешь и перестанешь на этом зацикливаться — тогда проще.

Понимаете, Япония — она для японцев. Здесь хорошо отдыхать, все для людей, все устроено, распланировано. Не заплутаешь. Но жить тяжело… Особенно, если двум иностранцам, как мы с Вильямсом.

Одним словом, нашим здесь несладко. У нас, правда, лучше, наши люди душевнее, мужчины лучше. Вот у нас есть диван. Его нам парень из Казахстана передал просто так. И комод. Наши, из СССР, СНГ вообще многое бесплатно отдают. Муж говорит: «Бразильцы и перуанцы ничего просто так не дают, все продают. А вы русские странные». Отдают одежду, коляски, машинки — кто-то правда помочь хочет, а кто-то не хочет платить на утилизацию или вывоз.

Но здесь безопасней, это да. Машины не ездят во дворе, каких-то компаний опасных нет. И я понимаю, что с моим ребенком ничего не случится, пока он вечером идет с карате по темноте. Сам только если не убежит куда-то.

Японская дружба, уважение и любовь

У них здесь очень странные для нас отношения, странное понимание дружбы, например. У детей с самого детского садика каждый год меняется учитель в группе, сами группы миксуются постоянно. Павлику повезло — мы жили в деревне, там одна группа была, так что их не тасовали. Но сенсей менялся каждый год. Для меня это дико. Ну как так, только сдружились, начали общаться, а потом — бах — и в новый омут с головой. Зачем? «Это чтобы расширить общение» — говорят японцы. То, что так никаких друзей не появится, никого не волнует.

Им и не нужны друзья, они же не ходят друг к другу в гости даже. Хотя они встречаются раз в год — в начальной школе, в институте, на работе. Это есть, они помнят… Это и называется дружба. Близнецов обязательно разлучают, ни в одном классе вы их вместе не встретите — чтобы они друг на друге не концентрировались, а для общества были открыты.

У них тут все совершенно иначе построено, тут другие законы. В порядке вещей, что дети просто даже не общаются с матерями, привет им не говорят. Люди, когда попадают в больницу, к ним не приезжают, не навещают… Это такое правило. У меня знакомый японец в какой-то санаторий попал — паркинсон разбил, надо было на реабилитацию. Он два месяца лежал, и никто не приехал, хотя до клиники, где он лежал, час езды примерно. Ну незачем к нему ехать — жена и дети заняты, они на работе. И это не семья какая-то особенная, это нормально совершенно для общества.

С днем рождения тоже часто не поздравляют — в Японии это необязательно. Мы жили в Готембе, там родственники были Вильямса. И жили девочки-японки — снимали две подружки квартиру, общались с перуанцами. И как-то раз ребята решили поздравить эту японку — договорились с подружкой, сюрприз устроили. Так она прямо с тортом в обнимку и разрыдалась: «Меня никогда в жизни никто не поздравлял».

И это тоже в порядке вещей. Они вообще очень холодные, сдержанные. Павлик ходил на соробану (специальная методика счета, которой в обязательном порядке обучают младших детей в Японии) в том году. Там преподавала бабушка. Она сказала, что ей 74, но я думаю, что ей за 80… Сгорбленная, чуть выше Павлика. И вот заканчивался учебный год, все собрались на такое чаепитие, она дарила подарки. Я говорю ему — пойди и обними бабушку, она же год с вами была, силы свои отдавала. Он подошел, обнял ее, а дети засмеялись, пальцем стали показывать… В России и Перу же все обнимаются, широкая душа. А в Японии это не принято. И Павлик потом говорит мне шепотом: «Я не буду ее больше обнимать, дети не по-доброму смеялись». Потом, правда, она его обняла на прощание, а он не обнимает, стоит насупившись. Шли мы домой, а я ему говорю — «ты бессердечный, Паша, бабушку обидел». А он обиделся, кричал: «Я сердечный, сердечный». Что ж ты, говорю, тогда не обнял сэнсэя. А он молчит…

У нас это нормально, а у них — вот так (скрещивает руки на груди) все живут.

Кто выезжал за границу — они более-менее, они видели другую жизнь. А в остальном… Это тяжело, конечно. Один гвоздик, если вылез над остальными, его надо тюкнуть, сравнять.

Никто из девчонок, моих знакомых, кто вышел замуж за японца, не стал в итоге счастливой. Слишком разный менталитет. Выходят по любви даже, но потом… К этому тяжело привыкнуть. Здесь же даже не сходишь никуда вечером вместе — женщины днем в ресторанах, а мужчины вечером там, пока ты с ребенком, вместе здесь не очень принято. И отношения достаточно специфичные в браке — бывает, что не погладит, не обнимет, даже спят в разных комнатах. Для русских девушек это непривычно: «Как так?», а был же нормальный. А вот так, а все… По-прежнему не будет.

Приехала моя подруга Аленка по объявлению из Одессы — был идеальный японец, толстенький, послушный, смотрел на нее влюбленными глазами. Она могла пнуть его ногой ночью и сказать: «Пирожных», и он бежал и приносил ей. А потом в один день проснулся… И все, нет любви. И делать нечего — куда она денется в чужой стране. Очень часто такие истории — въезжают по любви, а потом… Выхода просто нет.

О мечтах вернуться домой

Да и медицина, и образование тут, что бы ни говорили — просто ужас. И кто хает нашу Россию прекрасную я понять не могу. Мы сегодня пошли в японскую школу. Так вот, у нас в стране такую школу, а я работала и в школе… Ее бы просто не приняли к 1 сентября. Стены грязные, прямо в классе стоял мусорный бак, он, видимо, никогда просто не мылся в истории. Школы страшные, все обшарпано, никаких интерактивных досок, парты все вразнобой. И так практически во всех школах.

Я очень удивилась, что в нашей школе оказался кондиционер… Зимой всего пять градусов, отопления нет. И дети на улице занимаются физкультурой в футболках. И не можешь одеть ребенка иначе — так принято в школе, это общее правило. И если сделаешь так, как считаешь нужным, будут просто грызть и учителя, и другие дети.

Я никогда не думала, что отдам ребенка в японскую школу. На дому я его обучаю русскому языку, он приписан к консульской школе, он сдал экзамены за полгода. Но туда паломничество настоящее — все хотят учить русский язык. Раньше все было вот так: фу, Россия, а потом страна начала подниматься с колен. И все вдруг заинтересовались русским языком. У нас одна девочка сюда въехала довольно возрастная, родила сына, 25 лет ему уже. Так вот муж ей вообще запрещал раньше на русском говорить — «Ваша Россия, да о чем ты, кому она нужна». А теперь мальчик ходит на курсы русского языка. И спрашивает у мамы, чего она его не научила в свое время.

Кто приехал давно — уже выехать не могут, они себе другой жизни не представляют. Я не жалею — мы рядом с Хабаровском, можем несколько раз в год мотаться. Это, в принципе, доступно. Павлик два раза поработал в том году — сам себе заработал на билеты. Хотел снег зимой посмотреть. Слетали, посмотрели.

Мы тут уже больше 10 лет живем, но выезжаем постоянно. Здесь с ума сойти можно, если безвыездно сидеть, такое болото… Но хорошо. У меня муж иностранец — он, конечно, говорит, что надо делать как лучше для ребенка, что готов в Россию переехать, если надо. Но я понимаю, что ему тут легче. Да и нам… Здесь мы можем каждый день ходить в ресторанчик внизу. Да, пришлось продать машину, когда переехали в Токио — парковка стоит 600 долларов, страховки, содержание. Да и пробки постоянные — не поездишь особо. Но в остальном мы нормально сводим концы с концами.

А в Россию переехать — это опять все заново начинать. Но когда-то мы поедем. Я понимаю, что я здесь временно… Но нет ничего более постоянного, чем временное. И это страшно, конечно. Да… Надеюсь вернуться когда-то в Россию. Что-то должно в жизни произойти, наверное, чтобы мы собрались и поехали. Квартиры-то нет в России, возвращаться некуда… Но я все равно надеюсь на это.

Кирилл Ясько

Источник: ИА Sakh.com 11:03 24 апреля 2018

Автор: Admin

Администратор

Добавить комментарий