Наши счастья острова

И.В. Крайнова

Каждый год приезжает в Саратов с концертами замечательная японская органистка Хироко Иноуэ и играет с нашим ансамблем старинной музыки «Трио-соната» (Саратовская филармония). В конце 2017 года она снова побывала в нашем городе и привезла мужа – голландского органиста Жана-Пьера Стайверса.

Иначе не могу назвать то ощущение («счастья острова»), которое окутывает с первых звуков серебряного гобоя Владимира Скляренко, лютневого напева клавесина Елены Лельчук, густого голоса виолончели Людмилы Домбровски. Как будто бы оно немного ворожит, наше славное трио, наколдовывая тихую радость новой встречи с ними. А в тот вечер атмосфера счастья окутала Белый зал Саратовской консерватории еще плотнее. Ведь благодаря фонду «Новая музыка» к нам снова приехала Хироко Иноуэ. С Жаном-Пьером Стайверсом они сыграли в четыре руки и выступили в совместных номерах с «Трио-сонатой». Хироко – наша давняя любимая гостья, а вот Жан-Пьер играл два года назад побывал у нас впервые. Чета органистов «откатывает» программы, как единое существо, работая не только руками, но и ногами – на низких октавах.

Тогда, в первый совместный приезд исполнялось много редких вещей, программа, как всегда, была очень неординарной. Величавый Бранденбургский концерт Баха для органного дуэта в переложении Регера спешил сменить очаровательный Кончерто-гроссо соль-минор Генделя , мистическую Увертюру Вагнера – стремительные Половецкие пляски Бородина. Очарователен был Корелли в Концерте для трех солирующих инструментов, своеволен Филиц с его Органной фантазией. Вакханалию из оперы «Самсон и Далила» Сен-Санса Хироко отыграла одна, захватывающе сильно. Вообще в концерте было все, вплоть до Римского-Корсакова. В финале вся великолепная пятерка (Леночка уже за роялем!) исполнила хорошо знакомую мелодию, очень красивую, из японского мультика культового композитора Дзё Хисаиси.

А зрители несли и несли к сцене недешевые зимой цветы, приветствуя полюбившуюся им Хироко и прекрасных дам «Трио-сонаты» за двойное удовольствие: слышать их дивную игру – видеть их светлые лица.

После концерта я немного пообщалась с Жаном-Пьером. Хироко уже хорошо говорит по-русски, муж знает всего несколько слов. Музыканты привезли с собой маленького сынишку. Таро у них полиглот: говорит по-японски, по-голландски и по-русски (живет в Калининграде). Думаю, что и английский знает. Пока еще не учится музыке, но слушать ее очень любит.

С будущей женой голландский музыкант познакомился…за органом, лет восемь назад. Стали играть вместе – тут и чувства проснулись. Во всяком случае, так он мне тогда рассказал.

Теплая обстановка вечера продолжилась за кулисами, где друзья «Трио-сонаты» накрыли стол с невозможными домашними вкусностями, атмосфера счастья длилась и длилась…

Помню, как Хироко приезжала к нам одна. Тогда впервые прозвучало на нашей сцене «Весеннее море» Мичио Мияги. Мияги – национальный композитор Страны Восходящего солнца, родился в начале ХХ века. Слепой от рождения, он стал прекрасным композитором и исполнителем на традиционном японском инструменте кото. Его музыка символизирует Японию, ее удивительную, неповторимую красоту.

Мияги родился на острове Сикоку, омываемом морем. Никогда не видел моря, но почувствовал его силу и очарование и сумел передать в музыке. Свое выступление наша гостья посвятила памяти недавно ушедшего отца.

Высокая статная японка вышла в черном – изысканные вечерние туалеты того же цвета надели и наши красавицы. Вел вечер Володя Скляренко, читал стихи, рассказывал восточные притчи, шутил, как умеют шутить только большие музыканты, и хоть не все его остроумные реплики долетали до нас из-за не работавшего микрофона, обстановка в зале была очень непринужденная и теплая.

Исполнила органистка и произведение, по которому поэтично назвала вечер «Веткой сакуры». Японцы называют его «музыкой души», оно нежно, проникновенно и прозрачно, в нем слышится шелест первых листков, шорох опадающих лепестков, робкие трели прилетевших птиц… Чудесная музыка омывает чистой волной, очищает и поднимает к свету. Ветка сакуры соединила сразу три страны: Японию, Россию и Голландию, не чужую не только прекрасной японке, но и «Трио-сонате»: они гастролируют там три-четыре месяца в году.

Если называть все титулы молодой японской органистки, пожалуй, и места не хватит. Лауреат международных конкурсов в Японии, России и Украине, Международного конкурса органистов им. Марчелло Галанти в Италии, дипломант Международного конкурса им. Микаэла Таривердиева. Обладатель трех специальных премий – “зрительских симпатий”, “Вера, Надежда, Любовь” и – “самому коммуникабельному, корректному и открытому для прессы” исполнителю конкурса в Калининграде. Ее называют «яркой представительницей нового поколения академических исполнителей XXI века». Еще Хироко и органистка собора Святого Семейства в Калининграде.

Родом она из префектуры Осака. В Японии нет музыкальных школ в нашем смысле слова. Ведь классические музыкальные инструменты европейского происхождения. Сначала девочка обучалась частным образом игре на фортепиано и скрипке. Дома у них было пианино, и в семье хотели, чтобы дочка на нем играла. Потом она занималась в университете искусств Киото, в классе фортепиано Хаттори Кумико.

Отец Хироко всегда очень любил нашу страну и сумел передать любовь к России, ее культуре и языку дочери. Тем более, что она решила заняться классической музыкой. Девушка едет в Москву, где в 2004 году заканчивает с отличием консерваторию им. П.И. Чайковского по классу фортепиано и органа, а через два года – аспирантуру при консерватории. Затем была консерватория имени Принца Клауса (Голландия) по классу игры на исторических инструментах (профессор Тео Йеллема).

Органистка очень много концертирует, выступая в Большом и Малом залах Московской консерватории, в Доме музыки, музыкальных школах столицы, Нижнего Новгорода, Ярославля. Дает сольные концерты в Москве, Саратове, Кирове, Архангельске, Владимире, Барнауле, Перми, Калининграде, Красноярске, снова в Саратове…

У нас, поклонников прекрасного ансамбля «Трио-соната», острова счастья одни и те же – возвращение ребят из долгих летне-осенних странствий по Северной Европе. И тут еще одна радость – новый приезд в Саратов великолепного семейного органного дуэта Хироко Иноуэ и Жана-Пьера Стайвера.

И была чудная музыка, широким мазком показанная от строгого Канона Иоганна Пахельбеля до зовущей мелодии культового японского композитора Дзё Хисаиси. Любимый «Трио-сонатой» (и нашими гостями) Гендель прозвучал в Концерте си-бемоль мажор. Аутентично, как века назад. Орган, клавесин, флейта, два гобоя…

Муж Хироко – из маленького голландского Маастриха. Он не только чудный музыкант, но и превосходный аранжировщик. Адаптирует к своему могучему инструменту и нашу музыку. Мы услышали его аранжировку Римского-Корсакова к «Царской невесте», Чайковского – к Адажио из балета «Щелкунчик», к «Маленькому принцу» Таривердиева . Стайвер – обладатель первой премии Первого международного конкурса им. Таривердиева. И как признался теперь Жан-Пьер, свою будущую жену он «высмотрел» еще на конкурсе Таривердиева, где уже был членом жюри, а она – конкурсанткой. И предложил ей создать дуэт.

Виртуозные музыканты, представители серьезной классической школы, совершенно с тем же блеском, что Баха с Генделем (да и с видимым удовольствием), показали популярную музыку Хисаиси к мультикам.

Так где же вы, счастья острова? Конечно же, они были здесь, в Большом зале консерватории. И зрители чувствовали это — осыпали музыкантов розами и хризантемами, не хотели расставаться с ними после концерта, дарили и конфеты и уникальные ручные изделия. По секрету скажу: есть в Саратове у Хироко один очень бравый поклонник. Он очень галантен и является на ее концерты с изящным букетом цветов.

–Играть с Хироко и Жан-Пьером – одно удовольствие. Они мгновенно все чувствуют, сразу работают единым ансамблем, — рассказывает Владимир Скляренко, сам блистательный гобоист.

Теперь уже восьмилетний сын Хироко и Жана-Пьера приехал с ними в Саратов. Маму пригласили переехать в Москву. И Таро пошел там в школу. Учится он в японской школе при Посольстве Японии в России и немного играет на фортепиано. Не слишком охотно, говорит мама. Но ведь бывали в истории музыки случаи, когда будущие великие музыканты осваивали азы профессии «из-под палки»!

Хироко Иноуэ – очень серьезный и тонкий музыкант. Ее репертуар поражает разнообразием тем и жанров. Несколько сольных программ (по произведениям Баха, органная музыка Франции); в формате «Орган плюс» – с оркестрами (и с Государственным академическим оркестром России под управлением Уткина), с инструменталистами (фортепиано, скрипка, саксофон, гобой, цимбал, домра), с вокалистами (концертные программы «Аве Мария», «Приглашение в оперу»), с мастерами художественного слова (сценическая композиция со знаменитой Чулпан Хаматовой «Куда ведет нас сладкий путь любви?»), участие в проектах известного музыковеда Виноградовой

Про нее пишут, что органистка «в своем творчестве совмещает русскую и японскую традиции, западный и восточный стили». Уже 10 лет Хироко Иноуэ знакомит поклонников органного искусства с мало известной российскому слушателю музыкой Японии – соло, с певцами и музыкантами Юго-Восточной Азии (Хитоми Сомата – сопрано, Япония, Цзян Шан Жун — баритон, Китай, Рюто Инада — скрипка, Япония). Так впервые прозвучали романсы Косаку Ямада, фрагменты из опер Иссэи Цукамото, сочинение Мичио Мияги Море весны (в переложении для органа г-жи Иноуэ)…

Восток-Запад-Россия. Чайковсковский, Рахманинов, Таривердиев. Именно сочинения Таривердиева оказались созвучными трагедии, случившейся на родине органистки. Годовщине катастрофы Фукусимы Хироко посвятила тематическую концертную программу, где исполнила фрагменты из органной симфонии Таривердиева Чернобыль.

Хироко Иноуэ, наш японский друг, служит не только высокому искусству, но и высшим идеям мира и гуманизма. Европейское Рождество, Новый год, Православное Рождество… сейчас у органистки особенно много работы.

Автор: Крайнова Ирина Викторовна


Саратовское отделение Общества «Россия-Япония»

 

Автор: Admin

Администратор

Добавить комментарий