Посол РФ в Японии: главам МИД и Минобороны предстоит серьезный разговор

Посол России в Японии Михаил Галузин рассказал в интервью ТАСС о предстоящей 31 июля в Москве встрече глав МИД и Минобороны двух стран, о возможном компромиссе с мирным договором, о роли США в развитии отношений, а также ответил на вопросы о ситуации вокруг КНДР.

— Михаил Юрьевич, как Вы оцениваете нынешнее состояние российско-японских отношений? Какие общие цели стоят перед нашими странами? А также какие ожидания Москва и Токио возлагают на Перекрестные годы, которым недавно был дан старт?

— Я в целом позитивно оцениваю нынешнее состояние отношений России с Японией. Главной движущей силой процесса позитивного развития российско-японских отношений является диалог наших лидеров — президента России Владимира Путина и премьер-министра Японии Синдзо Абэ. Так, за последние годы они провели 21 встречу как в формате двусторонних полноценных переговоров, так и в формате встреч на полях различных крупных международных форумов.

Именно благодаря договоренностям лидеров двух стран стало возможным проведение Перекрестных годов России в Японии и Японии в России. Как известно, старт году Японии в России был дан президентом Путиным и премьер-министром Абэ 26 мая в Москве на красочной и запоминающейся церемонии в Большом театре. А открытие года России в Японии пришлось на 12 июня, наш национальный праздник, День России. Программу Перекрестного года в Токио открыл концерт российского национального оркестра под управлением Михаила Плетнева. В церемонии открытия принял участие спецпредставитель президента России по вопросам международного культурного сотрудничества Михаил Швыдкой, озвучивший приветствие от имени российского лидера.

Так что Перекрестные годы взяли очень уверенный старт. И сам факт того, что мы с японскими партнерами вышли на договоренность о проведении ряда беспрецедентно крупных мероприятий, свидетельствует о том, что, несмотря на не вполне благоприятную внешнюю конъюнктуру, российско-японские отношения развиваются динамично. Сегодня между РФ и Японией растет уровень взаимного доверия, взаимопонимания, и в основе этого, на мой взгляд, лежит глубокая заинтересованность обеих сторон в поддержании и развитии добрососедских дружественных отношений.

— А чем определяется такая заинтересованность? Ведь сегодня между сторонам существуют разногласия по ряду вопросов.

— Прежде всего, Москву и Токио объединяет общая заинтересованность в поддержании безопасности и стабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе и в северо-восточной Азии, где собственно и соседствуют наши страны. Мы также заинтересованы во взаимовыгодном торгово-экономическом, инвестиционном и научно-технологическом сотрудничестве. Видим здесь немало перспективных проектов, которые сегодня прорабатываются сторонами в рамках договоренностей лидеров двух стран, основанных на перечне приоритетных инвестиционных проектов, представленном российской стороной, и плане из восьми пунктов, который анонсировал премьер-министр Абэ.

Россия и Япония также действуют на основе принципов невмешательства во внутренние дела, уважения выбора путей развития и законных интересов друг друга. Все это вместе и дает нынешнюю позитивную картину российско-японских отношений, несмотря на порой имеющую место крайне неблагоприятную внешнюю обстановку. Такая обстановка создается, мягко сказать, недальновидной политикой Соединенных Штатов и их западных союзников, которая предусматривает попытки санкций и изоляции России. Однако, как показывает практика, такая политики является абсолютно провальной. Это доказывает и недавняя встреча президентов России и США в Хельсинки, и успешное проведение у нас в стране чемпионата мира по футболу.

— В последние годы Москве и Токио удалось активизировать политические контакты. А какие визиты как с российской, так и с японской стороны намечены на ближайшее время?

— Активный политический диалог по всем вопросам отражает поступательный и многообещающий характер отношений России и Японии.

В этом году состоялась российско-японская встреча на высшем уровне, когда премьер-министр Японии Абэ впервые в истории наших отношений принял участие в Петербургском международном экономическом форуме. В марте этого года состоялся визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова в Токио, где он провел переговоры со своим японским коллегой господином Таро Коно. Вице-премьер правительства России Ольга Голодец обсуждала в Японии вопросы сотрудничества двух стран в области здравоохранения, медицины, науки, культуры. А министр экономического развития РФ Максим Орешкин дважды посещал Японию в этом году для обсуждения углубления нашего сотрудничества в таких важнейших сферах, как цифровизация экономики и повышение производительности труда.

Кроме того, за последние полгода состоялся целый ряд консультаций на уровне МИД двух стран. Так, в Москве состоялся очередной раунд российско-японского стратегического диалога на уровне первых заместителей министров иностранных дел в апреле этого года. Консультации со своим японским коллегой Такэо Мори провел заместитель министра Игорь Моргулов. А несколько недель назад в японской столице двусторонние консультации по стратегической стабильности провел замглавы МИД России Сергей Рябков.

Стоит также отметить и активно развивающиеся межпарламентские обмены. В этом году состоялись две встречи в рамках Консультативного совета по содействию российско-японскому межпарламентскому и межрегиональному сотрудничеству, а также российско-японского «Дискуссионного клуба» Палаты советников парламента Японии. На этих встречах сенаторы обсуждали вопросы развития межрегиональных и экономических связей.

Естественно, диалог на этом не останавливается. На следующей неделе состоится визит председателя верховной палаты Японии Тюити Датэ в Москву. Мы ожидаем участия премьер-министра Японии Синдзо Абэ в сентябре на Восточном экономическом форуме. А 31 июля в Москве состоится встреча министров иностранных дел и обороны РФ и Японии в формате «2+2». Так что у нас обширная повестка.

— Какие темы станут центральными на предстоящей встрече глав МИД и Минобороны России и Японии? Ожидаете ли вы, что по ее итогам будут достигнуты прорывные результаты?

— На предстоящей встрече глав МИД и Минобороны РФ и Японии в формате «2+2» упор будет сделан на обсуждение путей дальнейшего укрепления мер доверия между нашими странами в военно-политической области. Под этим углом зрения будет проведен обмен мнениями по обстановке в Азиатско-Тихоокеанском регионе в области безопасности. Стороны также сопоставят свои позиции по актуальным глобальным и региональным сюжетам, касающихся вопросов политики безопасности.

— Вопрос заключения мирного договора уже долгое время остается одной из самых острых проблем российско-японских отношений. В этой связи как бы вы могли прокомментировать сообщения ряда СМИ о компромиссах, на которые якобы готова пойти Москва для скорейшего урегулирования этого вопроса?

— Москва исходит из важности продолжения диалога с Токио по проблеме мирного договора. Нам следует стремиться к взаимоприемлемому решению, можно сказать компромиссу, который, с одной стороны, будет с пониманием принят народами двух стран и, с другой стороны, будет полностью отвечать стратегическим интересам России и Японии. Уверен, что к такому решению проще двигаться в обстановке поступательного, комплексного развития российско-японских отношений, снимая всякого рода искусственно созданные препятствия. Сейчас в рамках диалога по мирному договору мы сфокусировали наше внимание на налаживании совместной хозяйственной деятельности на южных Курильских островах и введении режима свободного приграничного передвижения между Сахалином и Хоккайдо. Таким образом мы сможем сформировать благоприятную атмосферу для выхода в перспективе на взаимоприемлемое решение проблем.

— Как вы рассматриваете вероятность заключения мирного договора при «нынешнем поколении», как об этом заявил ранее премьер-министр Японии Абэ?

— На мой взгляд, в этом вопросе важна совместная повседневная работа, а не установка каких-либо сроков решения проблемы. Ведь это может поставить нас в заведомо неудобное положение в случае, если сроки будут не соблюдены.

Поэтому нужно, прежде всего, работать над развитием отношений.

— А может ли, на ваш взгляд, размещение элементов глобальной системы ПРО США на территории Японии сорвать переговоры по заключению мирного договора?

— Я не хотел бы  использовать таких жестких выражений. Но, по моему мнению, размещение элементов глобальной системы ПРО США на территории Японии точно не способствует созданию той самой благоприятной атмосферы, которая весьма важна для продвижения диалога по мирному договору. Подобные шаги представляют собой серьезный вызов национальной безопасности России.

Не приблизит нас к заключению мирного договора и внесение Японией поправок в так называемый закон «О специальных мерах по содействию решению проблемы северных территорий», в которых совместная хозяйственная деятельность России и Японии в районе Южных Курильских островов, к сожалению, вписывается в контекст неприемлемой для нас позиции Японии по проблеме мирного договора.

— Ранее ведущая деловая газета Японии Nikkei сообщила о том, что японские нефтяные компании готовятся к полному прекращению импорта нефти из Ирана. Как бы вы могли прокомментировать такое решение иранской стороны? Не является ли оно навязанным извне?

— Разговоры японских СМИ о возможности свертывания импорта Японией иранской нефти пошли достаточно давно. Но Россия не та страна, которая извлекает выгоду из трудностей своих друзей, которыми является, в том числе, Иран. Мы привержены принципу рыночной экономики и осуществляем торговлю нефтью в рамках нашей национальной стратегии и, естественно, во взаимодействии с другими нефтедобывающими странами. Считаем неприемлемыми американские санкции в отношении Ирана, принятые в обход Совета Безопасности ООН.

Я не готов одобрять действия деловых кругов какой бы то ни было страны, которые означают так или иначе подчинение и следование американской санкционной линии.

— Россия и Япония занимают противоположные позиции по некоторым вопросам урегулирования ситуации на Корейском полуострове. Например, в то время как Москва выступает за ослабление санкционного режима в отношении Пхеньяна, в Токио открыто заявляют о необходимости санкционного давления.

Наши позиции с Японией в санкционной части этого вопроса действительно расходятся. Россия, абсолютно добросовестного выполняя санкций Совета Безопасности ООН в отношении КНДР, точно не приемлет любые односторонние санкции.

В то же время, наши подходы близки в том, что касается необходимости денуклеаризации Корейского полуострова и создания механизмов обеспечения прочного мира и безопасности в северо-восточной Азии. Москва и Токио также признают необходимость многостороннего диалога с участием всех заинтересованных государств.

— Поддерживают ли Москва и Токио контакты по Корейскому полуострову? На сегодняшний день Япония остается единственной страной-участницей шестистороннего формата, которая не начала прямые переговоры с северокорейской стороной. В этой связи обращалась ли японская сторона к Москве с просьбой стать посредником в таких контактах?

— Россия и Япония находятся в достаточно плотном контакте по проблематике Корейского полуострова. Но в Москве исходят из того, что урегулирование двусторонних отношений между Японией и КНДР должно осуществляться путем диалога Токио и Пхеньяна.

У Японии и КНДР есть каналы для общения. Другое дело, что их контакты не очень устойчивые.

В свою очередь российская сторона просьб о посредничестве не получала.

— За последние несколько лет Москва и Токио предприняли ряд шагов по упрощению визового режима. Ранее в МИД России сообщили о готовности прорабатывать соглашение об отмене визового режима для краткосрочных поездок граждан Японии в нашу страну. Началась ли уже работа над этим соглашением? Возможно ли его заключение в ближайшей перспективе?

— Россия является сторонником создания максимально благоприятных условий для широкого и беспрепятственного общения между гражданами России и Японии, бизнесменами, учеными, студентами, деятелями культуры… Здесь мы готовы идти настолько далеко, насколько готова идти японская сторона.

У нас есть целый набор идей. Так, мы считаем возможными и краткосрочные безвизовые въезды на основе действующих проездных документов, и возможность безвизового въезда с туристическими целями на 30 дней или даже больший срок. Все это мы готовы прорабатывать с японской стороной. Но, повторюсь, дело за нашими японскими коллегами.

— 15 июля в России завершился чемпионат мира по футболу, на котором хорошую игру показали как российская, так и японская сборные. Как на обывательском уровне оценивают в Японии проведение чемпионата мира?

— Чемпионат мира по футболу, безусловно, позитивно прозвучал для российско-японских отношений в целом. Многие болельщики из Японии посетили Россию во время мундиаля. В качестве почетного гостя с японской стороны Россию в связи с чемпионатом мира посетила ее высочество принцесса Хисако Такамадо, являющаяся почетным председателем японской футбольной ассоциации. Россию в дни чемпионата также посетил глава агентства по спорту Японии, и в ходе его визита было подписано соглашение о сотрудничестве между футбольными ассоциациями наших стран.

На мой взгляд, сборная Японии блестяще выступила на чемпионате. Конечно, как посол России, я прежде всего болел за нашу команду, но, скажу вам честно, я радовался и успехам японской сборной.

Беседовала Анастасия Филимонова

Источник: ТАСС, 22 июля, 12:00

Автор: Admin

Администратор

Добавить комментарий