Судзуки Мунэо: у Японии и России 2-3 года на заключение мирного договора

В конце мая премьер-министр Японии Синдзо Абэ посетил Санкт-Петербург и Москву, где провел переговоры с президентом РФ Владимиром Путиным. О том, как выполняется предложенный Абэ план сотрудничества из восьми пунктов, о совместном освоении Южных Курил, об интересах японского бизнеса, а также о роли России в вопросе объединения двух Корей корреспондент РИА Новости Алан Булкаты побеседовал с главой партии «Дайти», бывшим депутатом японского парламента Судзуки Мунэо, которого называют неофициальным советником Абэ по отношениям с Россией, и депутатом палаты представителей парламента Японии Судзуки Такако.

— По итогам недавнего посещения России премьер-министр Японии Синдзо Абэ заявил, что вместе с президентом РФ Владимиром Путиным им удалось еще больше конкретизировать предложенный ранее японской стороной План сотрудничества из восьми пунктов. В чем заключаются эти уточнения и как вообще выполняется план, на ваш взгляд?

Судзуки Мунэо: Я думаю, что имелось в виду следующее. Во-первых, это то крупномасштабное сотрудничество, которое сейчас продвигается на всем протяжении РФ от Сахалина и далее по материку на запад. Но оно начинается с малых дел. Во Владивостоке можно привести примеры лечебно-диагностического центра, примеры проектов по выращиванию овощей, в частности томатов, с участием японских технологий. Я думаю, об этом, скорее всего, говорил премьер, когда он говорил о конкретизации сотрудничества. Более того, я слышал, что во Владивостоке существует проект создания торгового центра, в который уже собираются войти японские рестораны суши. По крайней мере, уже идут исследования возможности такого участия.
Затем речь идет об энергетической сфере, где удачно продолжается сотрудничество в рамках сахалинских проектов — это «Сахалин-2», где участвуют «Мицубиси трейдинг» и «Мицуи корпорейшн». Эти проекты, конечно, должны быть расширены.

И российская сторона тоже говорила о том, что энергетическое сотрудничество, в частности использование энергоресурсов Сахалина, могло бы быть более активным с японской стороны. Также стоит упомянуть проект по добыче газа в Якутии с переброской его по трубопроводам во Владивосток и созданием крупной точки переработки этого газа, комбината в районе Владивостока с тем, чтобы потом он мог экспортироваться в Японию. То есть есть разные проекты в рамках Плана из восьми пунктов, которые начинают уже работать. Вот об этом, я думаю, идет речь.

Самый важный из восьми пунктов — первый. Это медицинское сотрудничество. И, конечно, в рамках первого пункта мне представляется важной идея создания медицинского центра в Москве. Сейчас идет проработка этого вопроса между заинтересованными ведомствами в Японии и частными компаниями. И мне кажется, эту работу следует ускорить, чтобы путем создания такого центра мы могли продемонстрировать россиянам высочайший уровень японских технологий, чтобы они могли здесь заиграть, заработать.

— Речь идет о медицинском центре российско-японской дружбы в Москве на базе «Медицентра» ГлавУпДК при МИД России?

Судзуки Мунэо: Да, именно.

— Можете рассказать поподробнее об этом проекте. Что это за центр, как вы оцениваете этот проект?

Судзуки Мунэо: Что касается параметров проекта, конечно, они будут во многом определяться впоследствии. Но я так понимаю, что речь идет о следующем варианте: 51% акций будет принадлежать российской стороне, земля российская. С японской стороны предполагается технологическое участие различных компаний. Все это будет оформлено в какую-то специальную структуру.

Идея на данном этапе заключается в том, чтобы этот центр мог быть доступен для всех россиян, хотя на каком-то этапе мы говорили о том, чтобы сделать его приоритетным для клиентов, представляющих иностранные миссии в Москве. Но сейчас мы говорим о том, чтобы все граждане могли получать здесь осмотр и лечение.

Я сам напрямую в этом проекте не задействован, но часто приходится эту тему обсуждать и с нашими представителями министерства экономики и промышленности, МИДа Японии, а также с заинтересованными российскими сторонами. Поэтому я, как третье лицо, в этой теме готов всемерно способствовать реализации этого проекта.

— Когда он может начать действовать?

Судзуки Мунэо: В апреле в Токио прошел брифинг на эту тему. Приезжали представители российской стороны, которые объясняли содержание проекта японским представителям. Собралось около 100 представителей японского бизнеса. Это свидетельство высокого интереса. И поскольку принимали участие представители многих крупнейших торговых японских домов, я так понимаю, что между ними какие-то конкретные разговоры о возможных форматах участия уже ведутся.

В Японии средняя продолжительность жизни мужчин — 81, женщин — 87 лет. Мне кажется, что эта потенциальная сила, которая есть у японской стороны, могла бы быть задействована на благо России. И это лучше, чем что-либо иное привело бы к укреплению доверия между странами.

— Если говорить об экономическом сотрудничестве, расскажите, готовы ли какие-то японские компании инвестировать в проект терминала для перевалки СПГ на Камчатке, который планирует строить «Новатэк»? Как Япония относится к этому проекту?

Судзуки Мунэо: До меня истории о том, что японские компании начали действительно участвовать в этом проекте, пока не доходили. Мне лично представляется, что сахалинские проекты — более реалистичная сфера. Они уже начаты, и они географически ближе к Японии. Поэтому мне, конечно, было бы интереснее, если бы эти проекты сейчас приоритетным образом рассматривались и дело велось к тому, чтобы обеспечить стабильные поставки ресурсов в Японию.

— Речь идет о нефте- и газопроводах?

Судзуки Мунэо: Конечно, речь могла бы идти и о трубопроводах и о доставке танкерами. То есть здесь просто нужно экономическое и техническое решение относительно того, что даст больший эффект и что будет менее накладно.

— Интересует ли японских инвесторов проект «Арктик СПГ-2»?

Судзуки Мунэо: Что касается отношений в сфере энергетики, то здесь, конечно, всегда будут японские предприятия, которые будут проявлять тот или иной интерес к таким проектам. Но в целом я должен сказать, что японские компании, как правило, с учетом того, что у них преобладающий опыт сотрудничества с Америкой, достаточно медленно всегда эти вопросы решают на российском направлении. Но, как я понимаю, с позапрошлого года эта ценностная установка у японских компаний начала меняться именно в сторону России. Думаю, что сейчас шансы на участие этих компаний в российских проектах повышается.

— Господин Судзуки Мунэо и госпожа Судзуки Такако активно интересуются вопросом совместной хозяйственной деятельности на Южных Курилах. Ранее сообщалось, что очередная поездка японской бизнес-миссии на эти острова состоится в июле-августе. Известны ли даты поездки, представители каких компаний войдут в эту миссию и какова цель этой уже третьей по счету поездки?

Судзуки Мунэо: Во-первых, на высшем уровне было принято решение о направлении ориентировочно в июле участников от частных компаний, которые задействованы в проектах на островах. Сейчас определено пять сфер совместной деятельности, среди которых уже расставлены приоритеты. И в соответствии с этим списком будут находиться компании, которые будут направляться на острова.

Судзуки Такако: Я, кстати говоря, по этому поводу уже направляла в правительство предложение, чтобы в этих обменах участвовали местные компании, которые географически ближе к островам. Мне кажется, что если мы добьемся, чтобы именно предприятия из районов, соприкасающихся с северными территориями (то есть с севера Хоккайдо), участвовали бы в этих проектах, чтобы больше был слышен голос людей в этих регионах, это поможет создать положительный экономический цикл такой деятельности, и мы могли бы добиться более активного, более самостоятельного участия японского бизнеса в этих проектах.

— По-прежнему одним из препятствий в процессе совместного освоения островов является неурегулированный вопрос особого правового режима, в рамках которого бы работали японские компании. Как, по-вашему, можно преодолеть это препятствие?

Судзуки Мунэо: В ноябре 1998 года было подписано соглашение о безопасном лове, то есть о безопасной деятельности на море в этом районе. И японские рыбаки смогли заходить в эти воды и спокойно заниматься там рыболовством. Мне кажется, здесь нужно без лишнего усложнения, без лишних придумок просто перенести режим, который сейчас существует на море, в морской деятельности, на сушу. И тогда это будет просто, понятно и эффективно.

Судзуки Такако: Я бы хотела сказать, что то, что совместная хозяйственная деятельность будет проводиться, это уже объект соглашения между лидерами. Здесь ключевое слово «решено». Решено о направлении в июле исследовательской миссии, в которую войдут представители японского бизнеса. Мне кажется, чтобы решить вопрос об особом режиме, нужно отталкиваться не от обсуждения вопросов о том, чего нет, чего не хватает, чего нельзя. Нужно говорить о том, что нужно. То есть нужно понять, что мы собираемся делать в рамках совместной деятельности, и тогда сам собой решится вопрос о том, как это реализовать.

— Известно, что господин Судзуки близок к премьер-министру Синдзо Абэ в вопросе отношений с Россией и к мнению господина Судзуки прислушиваются. Ранее администрация Южной Кореи сообщала со ссылкой на премьер-министра Синдзо Абэ, что, в случае успешного проведения саммитов лидера КНДР с президентами Южной Кореи и США, Токио может начать диалог с Пхеньяном. Возможна ли встреча Абэ с Ким Чен Ыном на полях Восточного экономического форума?

Судзуки Мунэо: Как известно, сначала было заявлено о том, что саммит лидеров США и КНДР пройдет 12 июня. Потом Трамп заявил, что этого не будет. Затем появились сообщения, что саммит все-таки состоится. В мае был проведен 21-й саммит между Путиным и Абэ. Стороны общались в течение 35 минут тет-а-тет. Я думаю, у Абэ были все возможности предать свои соображения Путину и у Путина были возможности сказать нечто важное Абэ. Поэтому сейчас, когда Абэ собирается на саммит с Трампом, я думаю, что у нашего премьера сейчас очень выгодная позиция — он в том положении, когда он может многое сделать. Нечто похожее наблюдалось в прошлом году после российско-японского саммита во Владивостоке, когда после саммита имел место визит северокорейского чиновника из МИДа на уровне директора департамента в Москву. То есть явно имел место диалог, в котором были использованы наработки саммита. Мы видим, что существует тесное координирование между сторонами. Я думаю, что исторически наиболее тесные связи с Северной Кореей, конечно, всегда были у России. Поэтому без России решить вопрос Северной Кореи и вопрос объединения Севера и Юга невозможно. Часто приходится слышать утверждения о том, что Россию как бы исключают из процесса урегулирования на Корейском полуострове или что Японию отлучают от этого обсуждения. Но я уверен, что и у Путина есть достаточно потенциала и силы, чтобы дать другим почувствовать его присутствие в этой тематике. И у Японии есть своя важная роль. Хотя, конечно, мы должны советоваться и с Соединенными Штатами.

— С чем японская сторона приедет на Восточный экономический форум? Готовятся ли какие-то конкретные соглашения? Есть ли понимание, с кем будут проводить встречи Синдзо Абэ и глава МИД Таро Коно?

Судзуки Мунэо: Абэ уже не первый раз говорит о том, что самая главная проблема, которая должна быть решена его поколением, это проблема мирного договора. И я уверен, это его неизменное убеждение. Поэтому я думаю, что на саммите между Россией и Японией во Владивостоке в сентябре на ВЭФ эта тема будет занимать главное место в повестке дня.

Путин — сильный лидер. Абэ тоже сильный лидер, у которого уже пять лет деятельности в качестве премьера за плечами. В сентябре Абэ предстоят выборы на пост председателя Либерально-демократической партии Японии, что автоматически ведет за собой избрание в качестве главы правящей коалиции на премьерский пост. Это будет означать новые три года на посту премьера. Соответственно, у Путина сейчас идет новый шестилетний срок. Поэтому я говорю всегда о двух-трехлетнем лимите, который у нас есть для решения проблемы мирного договора. То есть речь идет о том, что Путин и Абэ должны смочь написать новую страницу истории.

— Верите ли вы, что удастся решить проблемы мирного договора при нынешнем поколении, как того хочет Синдзо Абэ?

Судзуки Такако: Я думаю, это не только возможно сделать, это наша работа, наша задача.

— Вы провели ряд встреч в Москве с парламентариями. Как вы можете оценить межпарламентское сотрудничество России и Японии и предполагается ли его как-то развивать?

Судзуки Такако: Я встречалась с представителями российской делегации Парламентской ассоциации японо-российской дружбы, которые в апреле приезжали в Японию во главе с депутатом Госдумы Евгением Шулеповым. Представители обеих палат японского парламента достаточно заметно участвуют в обменах по парламентской линии.

Судзуки Мунэо: Думаю, самое важное это то, что в сентябре пройдут выборы председателя Либерально-демократической партии Японии. Абэ наверняка будет переизбран на следующий срок, и это приведет к рывку в отношениях с Россией.

Источник: РИА Новости, 07.06.2018 11:00

Автор: Admin

Администратор

Добавить комментарий