Моя бумажная сказка

И.В. Крайнова

У меня отсутствует пространственное воображение. Напрочь, как говорится.

Неплохо усваивала математику в школе – с логикой, вроде бы, полный порядок. Но вот начался раздел стереометрии, и я забуксовала. Чтобы доказать равенство углов или треугольников, должна была сначала уяснить, где они находятся, и мой бедный папа без конца мастерил из проволоки призмы и параллелепипеды. Для наглядности!

Оригами – искусство, прямо связанное с пространством, было для меня тайной за семью печатями. И журавлика я делала с большим трудом, не отрывая глаз от схемы, а когда появились видеосхемы, – прокручивала их десятки раз, то и дело останавливая и замирая с листком в руках. О чем честно писала в своей книге о Японии. Но кое-как птичку складывала: а то неудобно как-то получается, тем более, если ты пресс-секретарь российско-японского общества.

Так продолжалось, пока в Саратов не приехал один из лучших знатоков искусства складывания в нашей стране, директор Московского клуба оригами Роман Свиридов (кстати, ученый-математик). Роман Владимирович привез с собой не так много изделий. Иначе они могли бы занять весь вагон поезда Москва-Саратов. Но всё – настоящие произведения искусства, изысканные авторские работы.

Техникой оригами московский гость занимается с 80-го года, профессионально. Справедливо считает ее наукой будущего. Экологичный, экономный материал, прочность и разумность соединений, привлекательный вид… Кстати, навесные потолки в наших холлах и ванных комнатах – из давних разработок Свиридова.

Надев симпатичную шляпу (разумеется, оригамную!), он демонстрировал раскрывшим от удивления рты зрителям парусник, автомобиль, туфли на каблуках, лицо бумажного человека…

Роман Владимирович не только складывает – он отлично показывает, доступно объясняет. Поделками в зале занялись все дети и взрослые, включая приезжавшего тогда из Москвы советника Японского посольства. Авторские фигуры имеют свои маленькие хитрости. Автор расхаживал по залу, поправляя неточности в работе учеников.

Считая себя совершенно непригодной к подобному роду занятий, заранее решила не позориться и не участвовать во всеобщем складывании. «Сломалась» я на третьей фигуре. Так захотелось сделать шлем самурая! Представьте, ошиблась я только один раз. Подруга-художница вовремя заметила и поправила.

На другой день мастер-класс по оригами продолжался в детской библиотеке им. Пушкина. Детей в зале полным-полно, столов нет вообще, но все как один увлеклись хитроумной наукой складывания корабликов, ворон, бабочек с трепещущими крыльями. Я довольствовалась самоизготовлением вороны: для меня она уже «высший пилотаж».

Вечером был еще один мастер-класс — в художественном музее Радищева. Прочитав небольшую лекцию о пользе и красоте искусства Страны Восходящего Солнца, Роман Владимирович нагрузил посетителей бумагой и разными фигурками. Я вдохновилась, обнаглела и решилась, наконец, освоить, журавлика. Не тут-то было! Где-то не туда свернула и только измяла бумагу. Что и требовалось доказать…

Дома, отдышавшись и вспомнив уроки замечательно оригамиста (сгибать бумагу на весу, закладывать ровные складки, не нервничать, не спешить), правда, не без помощи видео, я все же сложила эту знаковую фигуру. На второй день творила журавлика самостоятельно, все еще надолго зависая и отдуваясь, как после таскания бревна на субботнике.

Неожиданно наступил «момент истины», и постепенно весь мой подоконник покрылся стаей разноцветных птиц. Я складывала у телевизора, у компьютера, за едой, тихонько загибала складки на пресс-конференциях, укрывшись за спинами коллег. Аригато Московскому клубу!

Журавлик пока остался моей вершиной в великой науке (искусстве?) оригами. У каждого свои вершины — у меня они очень маленькие, зато свои. К коллекции птицы – символа Японии добавились симпатичные лисята, прыгучие лягушки, каркающие вороны, двухтрубный кораблик, который легко трансформировался в петушка. Это уже придумал поэт Михаил Муллин.

Миша, признанный детский поэт и автор шутливых пародий, как-то подарил мне и название моей книги – «Японские страдания». Есть у него такой веселый цикл хокку про наше саратовское бездорожье и прочие прелести коммунальных служб.

Еще я научилась собирать изящный столик на тонких ножках, и проделывала это частенько, отдыхая от компьютерной ежедневной «вахты». Тут к нам прибыл новый десант японских мастеров из Токио. Уже в честь начавшегося «длинного» Года Японии в России. Среди них – милая, круглоликая , как полная луна, Такако Огура.

Госпожа Такако — мастер оригами, провела в Саратове множество уроков: в детской библиотеке (и дополнительный, по просьбе детей и родителей), в научной библиотеке, в Радищевском музее. Огура-сан вертит бумагу так быстро, что аж в глазах рябит, но объясняет медленно и доступно даже пятилетке (мне в том числе!) и с такой радостью на лице, словно сама только — только научилась складывать нарядные конверты и коробочки. И теперь хочет поделиться этой радостью с нами. И у меня почти все получалось – сама себе дивлюсь!

Освоила с помощью видео еще и другие виды конвертов – как будто распечатанное письмо, или красиво сложенное наискосок, или — конверт с изящной «перепонкой». Перепонка никак не складывалась, не мудрствуя лукаво, я согнула бумагу по-своему. Уж не знаю, существует ли в оригами такая складка, но на моем подоконнике отныне она существует!

Теперь все взрослые гости нашего художественно-литературного салона «У Кобзаря» в финале вечера складывают простейшие фигуры из бумаги. На Восточный Новый год это был Петух – правитель года. А в субботу будем складывать конверты, а кто сможет – журавлика. Ведь 11 ноября в 11 часов 11 минут, во Всемирный день оригами, произойдет самая мирная акция на Земле – оригамно-бумажная.

Я рассказывала японским гостям , что горничные в Токио каждое утро делали журавликов и оставляли у нас в номере. Двух, самых последних, прихватила с собой в Россию.

– Это отель APA? – спросила меня госпожа Такако.

Если бы сейчас грянул небесный гром, я бы меньше удивилась.

– Да, а откуда вы знаете?!..

Знаток японского Татьяна быстро перевела мне, что хозяйка отеля училась у нашей японской гостьи. Она очень быстро складывает, рекордно быстро. Что-то там в минуту по нескольку штук.

В Японии популярны телешоу оригами на скорость, в некоторых изданиях время изготовления каждой фигурки оговаривается. Быстротой там никого не удивишь . Но хозяйка APA складывает своих изысканно тонких журавликов из узорной бумаги для каждого обитателя девятиэтажного отеля! Изо дня в день. Еще и горничных учит древнему искусству. Наверное, таким образом она всем желает здоровья и мира (а я-то по наивности думала, что так приветствуют гостей во всех отелях Японии).

Как жаль, что я не познакомилась с этой прекрасной женщиной в Токио, не поклонилась за ее титанический труд. Аригато, дорогая хозяйка APA!

Ваши журавлики — на почетном месте в моем японском уголке. Ведь они пролетели не только огромный путь в тысячи километров с востока на запад, но и кратчайший — от сердца к сердцу.

Благодаря волшебникам оригами из Москвы и Токио я хоть немного развила свои пространственные навыки (несколько фигурок делаю без «шпаргалки», но могу благополучно позабыть какую-нибудь складку) и поняла, что в моей любви к Японии нет ничего невозможного.

Да, мне уже не научиться собирать из бумаги мозг человека и нечто в том же духе. Что не дано, то не дано. Как говорит Жванецкий, «даже простой крейсер под моим командованием не войдет в нейтральные воды… Из наших не выйдет». Хотя, кто знает… А если б я с детского сада стала постигать азы бумажной сказки, как маленькие японцы? И складывание даже самых простых фигур так успокаивает, так отвлекает от тревог и суеты дня, наполняет такой позитивной энергией… Это я про себя. Что тут еще скажешь? Аригато, Nippon!

Автор: Крайнова Ирина Викторовна


Саратовское отделение Общества «Россия-Япония»

 

 

Автор: Admin

Администратор

Добавить комментарий