Герои или глупцы? Как японцы относятся к летчикам-камикадзе

Во время Второй мировой войны тысячи японских летчиков становились камикадзе, добровольно разбиваясь насмерть во славу императора. Спустя 70 лет корреспондент Би-би-си Марико Ои задалась вопросом: что герои-камикадзе прошлых лет значат для сегодняшней японской молодежи?

Осаму Ямада со своими соратниками, большинство из которых погибли при выполнении задания во время Второй мировой войны / Osamu Yamada

Иррациональные, героические и глупые — так трое молодых людей в Токио ответили на вопрос о своем отношении к камикадзе.

«Героические? — переспросил Шанпей, услышав ответ своего младшего брата Шо. — Я и не знал, что у тебя настолько правые взгляды».

Эти цифры трудно подтвердить, но считается, что три-четыре тысячи японских пилотов намеренно разбили свои самолеты, атакуя противника.

Считалось, что только 10% подобных атак увенчались успехом, но все же в результате действий камикадзе удалось потопить около 50 кораблей противника.

Сегодня, спустя десятилетия после окончания войны, единого мнения о камикадзе нет, в том числе потому, что история пилотов-смертников неоднократно использовалась в политических целях.

«В течение семи лет оккупации Японии союзническими войсками, репутация камикадзе была одной из основных вещей, с которыми они боролись», — поясняет профессор Мордекай Шефталл из университета Сидзуока.

Тактику летчиков-смертников выставляли безумной.

Однако после ухода союзников в 1952 году уже правые националисты предприняли все усилия, чтобы восстановить свой собственный взгляд на историю, говорит профессор.

«Даже в 1970-1980-е годы большая часть японцев считала, что камикадзе — это что-то стыдное, это преступление, совершенное государством против их родных. Однако в 1990-е националисты начали запускать пробные шары, чтобы проверить, смогут ли они начать называть камикадзе «героями». Они не получили отпора и становились все смелее и смелее», — поясняет профессор Шефталл.

Будете ли вы сражаться за свою страну?

Опрос, проведенный в нескольких странах в 2015 году Win/Gallup, обнаружил, что только 11% японцев готовы воевать за свою страну.

  • Пакистан: 89%
  • Индия: 75%
  • Турция: 73%
  • Китай: 71%
  • Россия: 59%
  • США: 44%
  • Соединенное Королевство: 27%
  • Япония: 11%

В 2000-е годы вышли такие фильмы, как «За тех, кого мы любим» и «Вечный ноль», в которых камикадзе были представлены настоящими героями.

Но даже подросток Сё, который назвал камикадзе «героическими», признал, что его мнение сложилось под влиянием кино. Если бы Япония завтра начала воевать, он не был бы готов умереть за свою страну, признает он.

«Именно потому, что я не могу этого сделать, я нахожу их героическими и отважными», — говорит юноша.

В последние годы в сразу нескольких фильмах камикадзе были представлены героями / AFP

На самом деле только 11% японских граждан готовы сражаться за свою страну, следует из исследования WIN/Gallup International. Япония оказалась на последнем, восьмом, месте в списке.

Этот результат вряд ли удивителен, учитывая, что послевоенные поколения в Японии росли при пацифистской конституции, запрещающей стране иметь вооруженные силы.

«Я не хотел умирать»

Но правда ли то, что все камикадзе, которым было от 17 до 24 лет, были готовы погибнуть за свою страну?

Когда я поговорила с двумя чудом выжившими пилотами-смертниками, которым теперь больше 90 лет, ответ оказался отрицательным.

«Я бы сказал, что 60-70% из нас были готовы принести себя в жертву ради императора, но остальные, вероятнее всего, задавались вопросом, почему это необходимо», — сказал мне 94-летний житель Нагои Осаму Ямада. Он не успел выполнить свою миссию — война закончилась.

«Я был совсем один в то время, и меня ничто не удерживало, была одна только мысль — я должен пожертвовать собой ради Японии. Но у тех, кто имел семьи, могли быть совсем другие мысли», — рассуждает Ямада.

91-летний Кэити Кувахара как раз из тех, кто постоянно думал о своих близких. Он помнит момент, когда его включили в отряд пилотов-камикадзе. Ему тогда было 17 лет.

«Я почувствовал, как у меня кровь отхлынула от лица. Я был напуган. Я не хотел умирать. Я потерял отца за год до этого, так что зарабатывали на семью только моя мать и старшая сестра. Я посылал им деньги из зарплаты. Я подумал: а что произойдет, если я умру? Как моя семья выживет?»

Поэтому, когда у его самолета забарахлил мотор и он вынужден был вернуться на базу, то вздохнул с облегчением.

Впрочем, на бумаге считалось, что Кувахара вызвался добровольцем.

«Меня заставили или я сам вызвался? На этот вопрос непросто ответить, если вы не понимаете сути армии «, — отвечает он.

Профессор Шефталл объясняет, что пилотов, собранных в большую группу, просили поднять руку в том случае, если они не хотят быть добровольцами. Под давлением окружающих практически никто не мог сказать «нет».

Кэити Кувахаре было 17 лет, когда ему предложили войти в отряд камикадзе / Keiichi Kuwahara

«Божественный ветер»

В наше время камикадзе часто сравнивают с террористами-смертниками, однако Кувахара не согласен с такой трактовкой.

«Я считаю, что это совсем не одно и то же. Атаки камикадзе происходили только потому, что было военное время. А нападения «Исламского государства» [запрещенной в РФ и ряде других стран организации] непредсказуемы», — полагает Кувахара.

Осама Ямада полагает, что слово «камикадзе», означающее «божественный ветер», неверно трактуется и используется в английском — без учета исторической ситуации, в которой тогда оказалась Япония.

«Мне больно, поскольку камикадзе — это моя юность. На самом деле это было что-то чистое. А теперь все обсуждают, как будто нас заставили», — говорит Ямада.

После войны Кувахара, который не хотел выполнять эту миссию, почувствовал себя освобожденным и задумался о восстановлении своей страны.

А Ямаде не сразу удалось привыкнуть к мирной жизни.

«Я был дезориентирован, я чувствовал себя беспомощным; потерял себя, как будто из меня душу вытянули, — вспоминает он. — Как летчики-камикадзе мы все были готовы умереть, поэтому когда я услышал о поражении, то почувствовал, что земля ушла из-под ног».

Справиться с этим ему помогла борьба за выживание в послевоенной Японии — нужно было где-то работать, добывать пропитание.

А тот самый человек, ради которого он был готов умереть, император Хирохито, в конце концов помог Ямаде оставить войну позади собственным примером — пожав руки американцам.

Император Хирохито в 1942 году / Getty Images

«Император, его величество, был сердцем Японии. Я думаю, что присутствие императора Хирохито помогло японцам восстановиться после войны», — считает бывший камикадзе.

Для послевоенных поколений Японии опыт бывших пилотов-камикадзе невообразим, даже если речь идет о членах их собственной семьи.

«Когда я думаю о его жизни, я понимаю, что моя жизнь принадлежит не мне одной, — говорит внучка Ямады Йосико Хасэгава. — Я должна жить за тех детей и внуков, которые могли бы родиться у солдат, погибших во время войны».

А внук Кувахары не представляет себе, через что пришлось пройти его деду в 17-летнем возрасте, когда тот только учился быть пилотом.

«Но именно такую мирную Японию я и хотел построить», — улыбается Кувахара. Для него неведение внука служит доказательством того, что страна оставила тяжелое прошлое позади.

Источник: BBC, 4 ноября 2017

См. также:

Автор: Admin

Администратор

Добавить комментарий